3D сады


Черный пар это в сельском хозяйстве


Пар (сельское хозяйство) | это... Что такое Пар (сельское хозяйство)?

Поле под паром

Пар в земледелии — поле, оставляемое на одно лето не засеянным. Если в таком состоянии земля остаётся более одного года, то она уже носит название залежи. На этом основываются две исторические и до сих пор самые распространённые системы полеводства в России: залежная, или переложная, и паровая, или трёхпольная. Главная цель допущения в полях пара — возможность особо тщательно разработать землю под следующий сев.

История

Так понимали пар ещё римляне, что доказывают выражения, которые у них употреблялись для обозначения различных обработок пар Первое паханье, наш взмёт, они называли fringere (ломать), вторую вспашку vertere (оборотить) и проч. Таким образом, по первоначальному смыслу, в понятии пар соединялся не только отдых земли но и постоянная обработка поля во время его парования. Другими словами, в древности, по-видимому, знали главным образом только пар чёрный, то есть земле не давали, вследствие часто повторявшейся обработки, зарастать травами и держали её чёрной. Но потом мало-помалу изменившиеся экономические условия, а главное, стеснение в земле вынудили земледельца пользоваться паровым полем в виде выгона. Таким образом появился пар зелёный, который, по его общеупотребительности, называется у нас просто пар, а немцы называют его Пар Ивановым, так как около этого времени (24 июня) пар бывает покрыт скудной зеленью и служит местом выгона для скота.[1] Но где община уступила место участковому хозяйству, там пар или совсем отменен, или видоизменён. Так, очень часто паровое поле засевают каким-нибудь однолетним растением, которое можно снять в виде травы (вика с овсом, торица и др.) или запахать на зелёное удобрение (тоже греча, белая горчица и др.). В таком случае пар называется занятым. Кроме того, есть целый ряд растений, которые сеются на паровом поле, и во время роста которых земля обрабатывается все лето, что и заменяет действие пар. Таковы растения корнеплодные, как, например, турнепс, свёкла и др., клубневые — картофель, почему корнеплоды и клубни и называются растениями пропашными, или паровыми. Возделыванием таких растений достигается одна из главных целей пара — разрыхление земли — иногда даже лучше, чем чистым паром, но культура таких растений на паровом поле возможна только там, где стоит долго тёплая осень, так как уборка корнеплодов приходится на конец августа или начало сентября, когда у нас сеять озимое растение уже поздно, а между тем, паровая обработка земли предназначается почти исключительно для озимых растений (пшеницы, ржи, озимого рапса и т. п.) [2]

Классификация паров

Существует три основных вида паров — чистый, занятый и полупар. Чистый пар подразделяется на чёрный [3], ранний и поздний (чёрный и ранний могут быть кулисными).Занятый пар бывает сплошным, пропашным и сидеральным.

Почва под паром

Поле под паром

Во время нахождения почвы под паром в ней остаётся множество весьма сложных процессов, результат которых большей частью бывает ясен, но сама сущность относительно многих сторон остаётся и до сих пор малоизведанной. Почва состоит из органических и неорганических веществ. Изменения, происходящие во время пара, касаются и тех, и других. Органические вещества, накопленные в почве и вносимые в виде навоза и старого жнивья, начинают переходить в перегной, или «гумифицироваться». Самая существенная особенность перегноя — претерпевать и в физическом, и химическом смысле постоянные изменения, с выделением при этом главным образом воды, углекислоты и аммиака, то есть самых полезных для разложения и минеральных веществ. Углекислоте приписывается очень важное влияние в процессе выветривания горных пород и образование из них почв. Под паром совершается тот же процесс, только в меньшем виде. Мульдер главную цель пара полагает в образовании в ней цеолитной части, а прямыми опытами доказано, что чем больше в почв цеолитов, тем она плодороднее. Углекислота вместе с водой и кислородом воздуха разлагает, хотя и медленно, неорганические соединения, входящие в состав почвы, как то: силикаты, цеолиты, фосфорно-кислые и углекислые соли и щелочные земли, почему, когда земля находится под паром, под влиянием атмосферных явлений, как говорит Либих, известные составные части почвы делаются более подвижными и приемлемыми для корней растений, чем они были прежде. В значительно меньшей степени в сказанном процессе принимают участие и азотистые продукты гниения органических веществ. Перегнойно-кислые соли и аммиак, несомненно, участвуют в процессе выветривания, а последний, кроме того, даёт материал для образования важнейшего питательного вещества — азотной кислоты. Пар, следовательно, способствует и «нитрификации» почвы. Несомненно при этом участие и микроорганизмов. Таким образом, процессы, совершающиеся в почве, когда она находится под паром, имеют характер химический и биологический. Пар улучшает также и физические свойства почвы, изменяя её строение и уничтожая сцепляемость её частей. Иные из глинистых и чернозёмных почв так среди лета твердеют, а весной до того намокают, что становятся почти недоступны для обработки, между тем, те же почвы, поднятые с осени, вслед за уборкой бывших на них растений, и оставленные в пластах на зиму, в следующую весну и лето могут без труда быть обрабатываемы всякими орудиями. Таким образом, Пар уничтожает вязкость в тяжёлых почвах, вследствие уменьшения их влагоёмкости и разрыхленности, а последняя, в свою очередь, ведёт к обеспечению почвы влагой, когда бывает недостаток в атмосферных осадках. Почвы с твёрдой неразрыхленной поверхностью быстро теряют накопленную в них влагу, через что все более и более твердеют; наоборот, в поддерживаемых постоянно в рыхлом состоянии почвах эта влага сберегается. Одно из нагляднейших тому доказательств представляет принятый в последнее время способ облесения наших степей. Прежде в питомниках выращивали саженцы с поливкой, а в настоящее время ни питомники, ни засаживаемая из них степь совсем не поливаются, и разные лиственные породы (дуб, берест, клен и др.) растут успешно, образуя настоящие леса, если только в молодости, пока вершины деревцев не сомкнутся, земля под ними содержится постоянно рыхлой, отчего самородная растительность уничтожается, а она производимым ею испарением много отнимает у почвы, следовательно, и у культурной растительности влаги. Такого же порядка, то есть постоянной очистки от всякой самородной растительности и поддержания в почве рыхлости, держатся и садоводы на юге России. Наблюдения Вольни вполне оправдывают такую практику наших хозяев и лесоводов. Почва в Пар на глубине 2—20 см содержит 23 % влаги, а покрытая растительностью 12—16 %. То благоприятное состояние, которого достигает почва, находясь в чёрном Пар, при правильной обработке, немецкие агрономы называют «спелостью» (см. Обработка почвы), которая, по Леру, характеризуется следующими изменениями: 1) пашня становится темнее; 2) небольшие глыбы делаются рыхлыми; 3) почва и на ощупь становится другой — под ногой она упруга, а в руке легче, чем прежде; 4) пахотный слой раздувается, поднимается, увеличивается в объёме; наконец, 5) поле зеленеет, покрывается не одними сорными травами, но и особого рода растениями. Небольшие отдельные глыбки, рыхлые, впрочем, как и все поле, одеваются особой моховидной зеленью, похожей на ту, что мы видим на насосах, на срубах колодцев, на полусгнившем дереве, которое никогда не просыхает и т. п. [4] Пар составляет нераздельную часть господствующей у нас трёхпольной системы. В западных государствах эта форма земледелия тоже была господствующей, но с конца прошлого столетия она стала мало-помалу заменяться другими формами, наконец и совершенно вытеснила Пар из полеводства. Главное неудобство паровой, или трёхпольной, системы в том, что при ней треть полей, так сказать, гуляет, то есть остаётся без засева. Тем не менее, у пара в определенных почвенно-климатических условиях есть и свои отрицательные стороны - повышенная минерализация азота, высокая податливость почвы парового участка водной и ветровой эрозии и ряд других. См. журнал "Аграрный сектор" <reference/>http://agrosektor.kz/agrarnaya-nauka/stati-uchenykh/item/mehlis-suleimenov-drought-pairs-and-technology.html</reference/>

Пар в России

Когда в земле нет недостатка, такая потеря не ощутима; но так как в западных государствах давно стал чувствоваться недостаток в свободных землях, то и стали придумывать средства к поддержанию производительности земли помимо. Пар В России совсем не то. Коренная Россия разрабатывалась, главным образом, с помощью огневой системы (см.), по мере разработки лесов, или так называемой подсечной культуры. Что одолевалось топором, сохой и косой, то считалось владением частным, или вотчинным (см.), если одна семья участвовала в разработке новины, или общинным (см.), если расчистка производилась обществом. Таким образом образовались земли «дикие», никому не принадлежавшие, земли общинные и земли вотчинные. С увеличением народонаселения мало-помалу стали подбираться земли, особенно на местах первой колонизации. Так, напр., в псковских владениях в XIV и XV стол. свободных, никому не принадлежавших, земель уже не было, следовательно, приходилось покупать саму землю [5]. Окончательный удар бродячему земледелию был нанесён актом укрепления крестьян к земле или нарождением на Руси крепостного права; явился известный определённый надел крестьян землёй. Такой новый порядок поземельных отношений вызвал изменения и в форме пользования землёй. До XVI в. в древних актах нет указаний на трёхпольную систему, а потом идёт о ней постоянно речь. В весьма древних актах встречаются известия о притеребах, то есть о землях, вновь расчищенных для пашни, что очевидно указывает на подсечную систему земледелия. Позже встречаются выражения: «Пашни столько-то, перелогу столько-то и лесом поросло столько-то», следовательно, была в своё время в древней Руси и переложная система. Наконец, в начале XVI в., в наших старинных официальных документах обыкновенно употребляется выражение: «Столько-то чети в поле и в дву потому ж» [Четвертью, или четью, в поле называлась половина десятины; посему четыре чети в поле, а в дву потому ж в наделе крестьянский, по нынешней мере, составит 2 дес. в одном поле, а во всех трёх полях 6 дес. в доброй земле, в средней 14 чети, или 7 дес., а в худой 16 чети, или 8 дес. ([6].]. Это выражение уже прямо указывает на трёхпольное хозяйство наших предков. При наделе крестьян землёй она отводилась в трёх полях, но, для сокращения, отмечалось в писцовых книгах количество земли в одном поле с добавкой: «В дву потому ж». Следовательно, паровая трёхпольная система земледелия у нас — явление самобытное, вылившееся из общественного и экономического строя русского народа. Но древнерусский на крестьянскую семью надел доходил до 12—15 дес. одной полевой земли, а в XIX в. в очень многих местах, приходится на душу не более 3/4 и даже 1/2 дес. На Западе, по короткости зим и по продолжительности времени для обработки, возможна беспрерывная культура, а у нас и при отмене трёхпольной системы без Пар трудно успеть управиться с работами, чтобы хорошо подготовить землю к посеву.[7]

См. также

  1. Этот вид пара у нас самый общеупотребительный и таким останется ещё долгое время, особенно в крестьянском хозяйстве, вследствие господствующего общинного (мирского) пользования землёй, сохранившего право общей пастьбы на парах.
  2. Исключение представляют у нас свекловичные хозяйства, где иногда допускают чёрный пар и для свекловицы, чтобы для неё особенно хорошо подготовить землю, и изредка на юге России для яровой пшеницы
  3. (Мехлис Сулейменов "О терминологии в земледелии и растениеводстве", журнал "Аграрный сектор", www.agrosektor.kz)
  4. Самый полезный вид Пар есть чёрный; у нас, однако, к сожалению, самый распространённый вид Пар — зелёный. В помещичьих хозяйствах редко встречается чёрный Пар, а в крестьянских почти исключительно зелёный со взмётом лишь в конце июня, после чего и начинается действие Пар Таким образом обработка парового поля продолжается, вместо целого года, только 1 1/2—2 мес. Все же остальное время паровое поле служит местом выгона для скота.
  5. (Беляев, «Крестьяне на Руси»)
  6. Беляев, «Крестьяне на Руси», стр. 107)
  7. Нам следует пока стремиться к тому, чтобы Пар повторялся не каждые два года, а через 3—4—5 лет, и вводить в севооборот посева многолетние травы и главным образом красный клевер и тимофеевку, как это было за границей и, отчасти, начинает входить и у нас в общинное крестьянское хозяйство.

http://agrosektor.kz/agrarnaya-nauka/item/o-terminah-v-zemledelii-i-rastenievodstve.html</references/>== Ссылки ==

Пар (сельское хозяйство) | это... Что такое Пар (сельское хозяйство)?

Поле под паром

Пар в земледелии — поле, оставляемое на одно лето не засеянным. Если в таком состоянии земля остаётся более одного года, то она уже носит название залежи. На этом основываются две исторические и до сих пор самые распространённые системы полеводства в России: залежная, или переложная, и паровая, или трёхпольная. Главная цель допущения в полях пара — возможность особо тщательно разработать землю под следующий сев.

История

Так понимали пар ещё римляне, что доказывают выражения, которые у них употреблялись для обозначения различных обработок пар Первое паханье, наш взмёт, они называли fringere (ломать), вторую вспашку vertere (оборотить) и проч. Таким образом, по первоначальному смыслу, в понятии пар соединялся не только отдых земли но и постоянная обработка поля во время его парования. Другими словами, в древности, по-видимому, знали главным образом только пар чёрный, то есть земле не давали, вследствие часто повторявшейся обработки, зарастать травами и держали её чёрной. Но потом мало-помалу изменившиеся экономические условия, а главное, стеснение в земле вынудили земледельца пользоваться паровым полем в виде выгона. Таким образом появился пар зелёный, который, по его общеупотребительности, называется у нас просто пар, а немцы называют его Пар Ивановым, так как около этого времени (24 июня) пар бывает покрыт скудной зеленью и служит местом выгона для скота.[1] Но где община уступила место участковому хозяйству, там пар или совсем отменен, или видоизменён. Так, очень часто паровое поле засевают каким-нибудь однолетним растением, которое можно снять в виде травы (вика с овсом, торица и др.) или запахать на зелёное удобрение (тоже греча, белая горчица и др.). В таком случае пар называется занятым. Кроме того, есть целый ряд растений, которые сеются на паровом поле, и во время роста которых земля обрабатывается все лето, что и заменяет действие пар. Таковы растения корнеплодные, как, например, турнепс, свёкла и др., клубневые — картофель, почему корнеплоды и клубни и называются растениями пропашными, или паровыми. Возделыванием таких растений достигается одна из главных целей пара — разрыхление земли — иногда даже лучше, чем чистым паром, но культура таких растений на паровом поле возможна только там, где стоит долго тёплая осень, так как уборка корнеплодов приходится на конец августа или начало сентября, когда у нас сеять озимое растение уже поздно, а между тем, паровая обработка земли предназначается почти исключительно для озимых растений (пшеницы, ржи, озимого рапса и т. п.)[2]

Классификация паров

Существует три основных вида паров — чистый, занятый и полупар. Чистый пар подразделяется на чёрный [3], ранний и поздний (чёрный и ранний могут быть кулисными).Занятый пар бывает сплошным, пропашным и сидеральным.

Почва под паром

Поле под паром

Во время нахождения почвы под паром в ней остаётся множество весьма сложных процессов, результат которых большей частью бывает ясен, но сама сущность относительно многих сторон остаётся и до сих пор малоизведанной. Почва состоит из органических и неорганических веществ. Изменения, происходящие во время пара, касаются и тех, и других. Органические вещества, накопленные в почве и вносимые в виде навоза и старого жнивья, начинают переходить в перегной, или «гумифицироваться». Самая существенная особенность перегноя — претерпевать и в физическом, и химическом смысле постоянные изменения, с выделением при этом главным образом воды, углекислоты и аммиака, то есть самых полезных для разложения и минеральных веществ. Углекислоте приписывается очень важное влияние в процессе выветривания горных пород и образование из них почв. Под паром совершается тот же процесс, только в меньшем виде. Мульдер главную цель пара полагает в образовании в ней цеолитной части, а прямыми опытами доказано, что чем больше в почв цеолитов, тем она плодороднее. Углекислота вместе с водой и кислородом воздуха разлагает, хотя и медленно, неорганические соединения, входящие в состав почвы, как то: силикаты, цеолиты, фосфорно-кислые и углекислые соли и щелочные земли, почему, когда земля находится под паром, под влиянием атмосферных явлений, как говорит Либих, известные составные части почвы делаются более подвижными и приемлемыми для корней растений, чем они были прежде. В значительно меньшей степени в сказанном процессе принимают участие и азотистые продукты гниения органических веществ. Перегнойно-кислые соли и аммиак, несомненно, участвуют в процессе выветривания, а последний, кроме того, даёт материал для образования важнейшего питательного вещества — азотной кислоты. Пар, следовательно, способствует и «нитрификации» почвы. Несомненно при этом участие и микроорганизмов. Таким образом, процессы, совершающиеся в почве, когда она находится под паром, имеют характер химический и биологический. Пар улучшает также и физические свойства почвы, изменяя её строение и уничтожая сцепляемость её частей. Иные из глинистых и чернозёмных почв так среди лета твердеют, а весной до того намокают, что становятся почти недоступны для обработки, между тем, те же почвы, поднятые с осени, вслед за уборкой бывших на них растений, и оставленные в пластах на зиму, в следующую весну и лето могут без труда быть обрабатываемы всякими орудиями. Таким образом, Пар уничтожает вязкость в тяжёлых почвах, вследствие уменьшения их влагоёмкости и разрыхленности, а последняя, в свою очередь, ведёт к обеспечению почвы влагой, когда бывает недостаток в атмосферных осадках. Почвы с твёрдой неразрыхленной поверхностью быстро теряют накопленную в них влагу, через что все более и более твердеют; наоборот, в поддерживаемых постоянно в рыхлом состоянии почвах эта влага сберегается. Одно из нагляднейших тому доказательств представляет принятый в последнее время способ облесения наших степей. Прежде в питомниках выращивали саженцы с поливкой, а в настоящее время ни питомники, ни засаживаемая из них степь совсем не поливаются, и разные лиственные породы (дуб, берест, клен и др.) растут успешно, образуя настоящие леса, если только в молодости, пока вершины деревцев не сомкнутся, земля под ними содержится постоянно рыхлой, отчего самородная растительность уничтожается, а она производимым ею испарением много отнимает у почвы, следовательно, и у культурной растительности влаги. Такого же порядка, то есть постоянной очистки от всякой самородной растительности и поддержания в почве рыхлости, держатся и садоводы на юге России. Наблюдения Вольни вполне оправдывают такую практику наших хозяев и лесоводов. Почва в Пар на глубине 2—20 см содержит 23 % влаги, а покрытая растительностью 12—16 %. То благоприятное состояние, которого достигает почва, находясь в чёрном Пар, при правильной обработке, немецкие агрономы называют «спелостью» (см. Обработка почвы), которая, по Леру, характеризуется следующими изменениями: 1) пашня становится темнее; 2) небольшие глыбы делаются рыхлыми; 3) почва и на ощупь становится другой — под ногой она упруга, а в руке легче, чем прежде; 4) пахотный слой раздувается, поднимается, увеличивается в объёме; наконец, 5) поле зеленеет, покрывается не одними сорными травами, но и особого рода растениями. Небольшие отдельные глыбки, рыхлые, впрочем, как и все поле, одеваются особой моховидной зеленью, похожей на ту, что мы видим на насосах, на срубах колодцев, на полусгнившем дереве, которое никогда не просыхает и т. п.[4] Пар составляет нераздельную часть господствующей у нас трёхпольной системы. В западных государствах эта форма земледелия тоже была господствующей, но с конца прошлого столетия она стала мало-помалу заменяться другими формами, наконец и совершенно вытеснила Пар из полеводства. Главное неудобство паровой, или трёхпольной, системы в том, что при ней треть полей, так сказать, гуляет, то есть остаётся без засева. Тем не менее, у пара в определенных почвенно-климатических условиях есть и свои отрицательные стороны - повышенная минерализация азота, высокая податливость почвы парового участка водной и ветровой эрозии и ряд других. См. журнал "Аграрный сектор" <reference/>http://agrosektor.kz/agrarnaya-nauka/stati-uchenykh/item/mehlis-suleimenov-drought-pairs-and-technology.html</reference/>

Пар в России

Когда в земле нет недостатка, такая потеря не ощутима; но так как в западных государствах давно стал чувствоваться недостаток в свободных землях, то и стали придумывать средства к поддержанию производительности земли помимо. Пар В России совсем не то. Коренная Россия разрабатывалась, главным образом, с помощью огневой системы (см.), по мере разработки лесов, или так называемой подсечной культуры. Что одолевалось топором, сохой и косой, то считалось владением частным, или вотчинным (см.), если одна семья участвовала в разработке новины, или общинным (см.), если расчистка производилась обществом. Таким образом образовались земли «дикие», никому не принадлежавшие, земли общинные и земли вотчинные. С увеличением народонаселения мало-помалу стали подбираться земли, особенно на местах первой колонизации. Так, напр., в псковских владениях в XIV и XV стол. свободных, никому не принадлежавших, земель уже не было, следовательно, приходилось покупать саму землю [5]. Окончательный удар бродячему земледелию был нанесён актом укрепления крестьян к земле или нарождением на Руси крепостного права; явился известный определённый надел крестьян землёй. Такой новый порядок поземельных отношений вызвал изменения и в форме пользования землёй. До XVI в. в древних актах нет указаний на трёхпольную систему, а потом идёт о ней постоянно речь. В весьма древних актах встречаются известия о притеребах, то есть о землях, вновь расчищенных для пашни, что очевидно указывает на подсечную систему земледелия. Позже встречаются выражения: «Пашни столько-то, перелогу столько-то и лесом поросло столько-то», следовательно, была в своё время в древней Руси и переложная система. Наконец, в начале XVI в., в наших старинных официальных документах обыкновенно употребляется выражение: «Столько-то чети в поле и в дву потому ж» [Четвертью, или четью, в поле называлась половина десятины; посему четыре чети в поле, а в дву потому ж в наделе крестьянский, по нынешней мере, составит 2 дес. в одном поле, а во всех трёх полях 6 дес. в доброй земле, в средней 14 чети, или 7 дес., а в худой 16 чети, или 8 дес. ([6].]. Это выражение уже прямо указывает на трёхпольное хозяйство наших предков. При наделе крестьян землёй она отводилась в трёх полях, но, для сокращения, отмечалось в писцовых книгах количество земли в одном поле с добавкой: «В дву потому ж». Следовательно, паровая трёхпольная система земледелия у нас — явление самобытное, вылившееся из общественного и экономического строя русского народа. Но древнерусский на крестьянскую семью надел доходил до 12—15 дес. одной полевой земли, а в XIX в. в очень многих местах, приходится на душу не более 3/4 и даже 1/2 дес. На Западе, по короткости зим и по продолжительности времени для обработки, возможна беспрерывная культура, а у нас и при отмене трёхпольной системы без Пар трудно успеть управиться с работами, чтобы хорошо подготовить землю к посеву.[7]

См. также

  1. Этот вид пара у нас самый общеупотребительный и таким останется ещё долгое время, особенно в крестьянском хозяйстве, вследствие господствующего общинного (мирского) пользования землёй, сохранившего право общей пастьбы на парах.
  2. Исключение представляют у нас свекловичные хозяйства, где иногда допускают чёрный пар и для свекловицы, чтобы для неё особенно хорошо подготовить землю, и изредка на юге России для яровой пшеницы
  3. (Мехлис Сулейменов "О терминологии в земледелии и растениеводстве", журнал "Аграрный сектор", www.agrosektor.kz)
  4. Самый полезный вид Пар есть чёрный; у нас, однако, к сожалению, самый распространённый вид Пар — зелёный. В помещичьих хозяйствах редко встречается чёрный Пар, а в крестьянских почти исключительно зелёный со взмётом лишь в конце июня, после чего и начинается действие Пар Таким образом обработка парового поля продолжается, вместо целого года, только 1 1/2—2 мес. Все же остальное время паровое поле служит местом выгона для скота.
  5. (Беляев, «Крестьяне на Руси»)
  6. Беляев, «Крестьяне на Руси», стр. 107)
  7. Нам следует пока стремиться к тому, чтобы Пар повторялся не каждые два года, а через 3—4—5 лет, и вводить в севооборот посева многолетние травы и главным образом красный клевер и тимофеевку, как это было за границей и, отчасти, начинает входить и у нас в общинное крестьянское хозяйство.

http://agrosektor.kz/agrarnaya-nauka/item/o-terminah-v-zemledelii-i-rastenievodstve.html</references/>== Ссылки ==

Пар (сельское хозяйство) | это... Что такое Пар (сельское хозяйство)?

Поле под паром

Пар в земледелии — поле, оставляемое на одно лето не засеянным. Если в таком состоянии земля остаётся более одного года, то она уже носит название залежи. На этом основываются две исторические и до сих пор самые распространённые системы полеводства в России: залежная, или переложная, и паровая, или трёхпольная. Главная цель допущения в полях пара — возможность особо тщательно разработать землю под следующий сев.

История

Так понимали пар ещё римляне, что доказывают выражения, которые у них употреблялись для обозначения различных обработок пар Первое паханье, наш взмёт, они называли fringere (ломать), вторую вспашку vertere (оборотить) и проч. Таким образом, по первоначальному смыслу, в понятии пар соединялся не только отдых земли но и постоянная обработка поля во время его парования. Другими словами, в древности, по-видимому, знали главным образом только пар чёрный, то есть земле не давали, вследствие часто повторявшейся обработки, зарастать травами и держали её чёрной. Но потом мало-помалу изменившиеся экономические условия, а главное, стеснение в земле вынудили земледельца пользоваться паровым полем в виде выгона. Таким образом появился пар зелёный, который, по его общеупотребительности, называется у нас просто пар, а немцы называют его Пар Ивановым, так как около этого времени (24 июня) пар бывает покрыт скудной зеленью и служит местом выгона для скота.[1] Но где община уступила место участковому хозяйству, там пар или совсем отменен, или видоизменён. Так, очень часто паровое поле засевают каким-нибудь однолетним растением, которое можно снять в виде травы (вика с овсом, торица и др.) или запахать на зелёное удобрение (тоже греча, белая горчица и др.). В таком случае пар называется занятым. Кроме того, есть целый ряд растений, которые сеются на паровом поле, и во время роста которых земля обрабатывается все лето, что и заменяет действие пар. Таковы растения корнеплодные, как, например, турнепс, свёкла и др., клубневые — картофель, почему корнеплоды и клубни и называются растениями пропашными, или паровыми. Возделыванием таких растений достигается одна из главных целей пара — разрыхление земли — иногда даже лучше, чем чистым паром, но культура таких растений на паровом поле возможна только там, где стоит долго тёплая осень, так как уборка корнеплодов приходится на конец августа или начало сентября, когда у нас сеять озимое растение уже поздно, а между тем, паровая обработка земли предназначается почти исключительно для озимых растений (пшеницы, ржи, озимого рапса и т. п.)[2]

Классификация паров

Существует три основных вида паров — чистый, занятый и полупар. Чистый пар подразделяется на чёрный [3], ранний и поздний (чёрный и ранний могут быть кулисными).Занятый пар бывает сплошным, пропашным и сидеральным.

Почва под паром

Поле под паром

Во время нахождения почвы под паром в ней остаётся множество весьма сложных процессов, результат которых большей частью бывает ясен, но сама сущность относительно многих сторон остаётся и до сих пор малоизведанной. Почва состоит из органических и неорганических веществ. Изменения, происходящие во время пара, касаются и тех, и других. Органические вещества, накопленные в почве и вносимые в виде навоза и старого жнивья, начинают переходить в перегной, или «гумифицироваться». Самая существенная особенность перегноя — претерпевать и в физическом, и химическом смысле постоянные изменения, с выделением при этом главным образом воды, углекислоты и аммиака, то есть самых полезных для разложения и минеральных веществ. Углекислоте приписывается очень важное влияние в процессе выветривания горных пород и образование из них почв. Под паром совершается тот же процесс, только в меньшем виде. Мульдер главную цель пара полагает в образовании в ней цеолитной части, а прямыми опытами доказано, что чем больше в почв цеолитов, тем она плодороднее. Углекислота вместе с водой и кислородом воздуха разлагает, хотя и медленно, неорганические соединения, входящие в состав почвы, как то: силикаты, цеолиты, фосфорно-кислые и углекислые соли и щелочные земли, почему, когда земля находится под паром, под влиянием атмосферных явлений, как говорит Либих, известные составные части почвы делаются более подвижными и приемлемыми для корней растений, чем они были прежде. В значительно меньшей степени в сказанном процессе принимают участие и азотистые продукты гниения органических веществ. Перегнойно-кислые соли и аммиак, несомненно, участвуют в процессе выветривания, а последний, кроме того, даёт материал для образования важнейшего питательного вещества — азотной кислоты. Пар, следовательно, способствует и «нитрификации» почвы. Несомненно при этом участие и микроорганизмов. Таким образом, процессы, совершающиеся в почве, когда она находится под паром, имеют характер химический и биологический. Пар улучшает также и физические свойства почвы, изменяя её строение и уничтожая сцепляемость её частей. Иные из глинистых и чернозёмных почв так среди лета твердеют, а весной до того намокают, что становятся почти недоступны для обработки, между тем, те же почвы, поднятые с осени, вслед за уборкой бывших на них растений, и оставленные в пластах на зиму, в следующую весну и лето могут без труда быть обрабатываемы всякими орудиями. Таким образом, Пар уничтожает вязкость в тяжёлых почвах, вследствие уменьшения их влагоёмкости и разрыхленности, а последняя, в свою очередь, ведёт к обеспечению почвы влагой, когда бывает недостаток в атмосферных осадках. Почвы с твёрдой неразрыхленной поверхностью быстро теряют накопленную в них влагу, через что все более и более твердеют; наоборот, в поддерживаемых постоянно в рыхлом состоянии почвах эта влага сберегается. Одно из нагляднейших тому доказательств представляет принятый в последнее время способ облесения наших степей. Прежде в питомниках выращивали саженцы с поливкой, а в настоящее время ни питомники, ни засаживаемая из них степь совсем не поливаются, и разные лиственные породы (дуб, берест, клен и др.) растут успешно, образуя настоящие леса, если только в молодости, пока вершины деревцев не сомкнутся, земля под ними содержится постоянно рыхлой, отчего самородная растительность уничтожается, а она производимым ею испарением много отнимает у почвы, следовательно, и у культурной растительности влаги. Такого же порядка, то есть постоянной очистки от всякой самородной растительности и поддержания в почве рыхлости, держатся и садоводы на юге России. Наблюдения Вольни вполне оправдывают такую практику наших хозяев и лесоводов. Почва в Пар на глубине 2—20 см содержит 23 % влаги, а покрытая растительностью 12—16 %. То благоприятное состояние, которого достигает почва, находясь в чёрном Пар, при правильной обработке, немецкие агрономы называют «спелостью» (см. Обработка почвы), которая, по Леру, характеризуется следующими изменениями: 1) пашня становится темнее; 2) небольшие глыбы делаются рыхлыми; 3) почва и на ощупь становится другой — под ногой она упруга, а в руке легче, чем прежде; 4) пахотный слой раздувается, поднимается, увеличивается в объёме; наконец, 5) поле зеленеет, покрывается не одними сорными травами, но и особого рода растениями. Небольшие отдельные глыбки, рыхлые, впрочем, как и все поле, одеваются особой моховидной зеленью, похожей на ту, что мы видим на насосах, на срубах колодцев, на полусгнившем дереве, которое никогда не просыхает и т. п.[4] Пар составляет нераздельную часть господствующей у нас трёхпольной системы. В западных государствах эта форма земледелия тоже была господствующей, но с конца прошлого столетия она стала мало-помалу заменяться другими формами, наконец и совершенно вытеснила Пар из полеводства. Главное неудобство паровой, или трёхпольной, системы в том, что при ней треть полей, так сказать, гуляет, то есть остаётся без засева. Тем не менее, у пара в определенных почвенно-климатических условиях есть и свои отрицательные стороны - повышенная минерализация азота, высокая податливость почвы парового участка водной и ветровой эрозии и ряд других. См. журнал "Аграрный сектор" <reference/>http://agrosektor.kz/agrarnaya-nauka/stati-uchenykh/item/mehlis-suleimenov-drought-pairs-and-technology.html</reference/>

Пар в России

Когда в земле нет недостатка, такая потеря не ощутима; но так как в западных государствах давно стал чувствоваться недостаток в свободных землях, то и стали придумывать средства к поддержанию производительности земли помимо. Пар В России совсем не то. Коренная Россия разрабатывалась, главным образом, с помощью огневой системы (см.), по мере разработки лесов, или так называемой подсечной культуры. Что одолевалось топором, сохой и косой, то считалось владением частным, или вотчинным (см.), если одна семья участвовала в разработке новины, или общинным (см.), если расчистка производилась обществом. Таким образом образовались земли «дикие», никому не принадлежавшие, земли общинные и земли вотчинные. С увеличением народонаселения мало-помалу стали подбираться земли, особенно на местах первой колонизации. Так, напр., в псковских владениях в XIV и XV стол. свободных, никому не принадлежавших, земель уже не было, следовательно, приходилось покупать саму землю [5]. Окончательный удар бродячему земледелию был нанесён актом укрепления крестьян к земле или нарождением на Руси крепостного права; явился известный определённый надел крестьян землёй. Такой новый порядок поземельных отношений вызвал изменения и в форме пользования землёй. До XVI в. в древних актах нет указаний на трёхпольную систему, а потом идёт о ней постоянно речь. В весьма древних актах встречаются известия о притеребах, то есть о землях, вновь расчищенных для пашни, что очевидно указывает на подсечную систему земледелия. Позже встречаются выражения: «Пашни столько-то, перелогу столько-то и лесом поросло столько-то», следовательно, была в своё время в древней Руси и переложная система. Наконец, в начале XVI в., в наших старинных официальных документах обыкновенно употребляется выражение: «Столько-то чети в поле и в дву потому ж» [Четвертью, или четью, в поле называлась половина десятины; посему четыре чети в поле, а в дву потому ж в наделе крестьянский, по нынешней мере, составит 2 дес. в одном поле, а во всех трёх полях 6 дес. в доброй земле, в средней 14 чети, или 7 дес., а в худой 16 чети, или 8 дес. ([6].]. Это выражение уже прямо указывает на трёхпольное хозяйство наших предков. При наделе крестьян землёй она отводилась в трёх полях, но, для сокращения, отмечалось в писцовых книгах количество земли в одном поле с добавкой: «В дву потому ж». Следовательно, паровая трёхпольная система земледелия у нас — явление самобытное, вылившееся из общественного и экономического строя русского народа. Но древнерусский на крестьянскую семью надел доходил до 12—15 дес. одной полевой земли, а в XIX в. в очень многих местах, приходится на душу не более 3/4 и даже 1/2 дес. На Западе, по короткости зим и по продолжительности времени для обработки, возможна беспрерывная культура, а у нас и при отмене трёхпольной системы без Пар трудно успеть управиться с работами, чтобы хорошо подготовить землю к посеву.[7]

См. также

  1. Этот вид пара у нас самый общеупотребительный и таким останется ещё долгое время, особенно в крестьянском хозяйстве, вследствие господствующего общинного (мирского) пользования землёй, сохранившего право общей пастьбы на парах.
  2. Исключение представляют у нас свекловичные хозяйства, где иногда допускают чёрный пар и для свекловицы, чтобы для неё особенно хорошо подготовить землю, и изредка на юге России для яровой пшеницы
  3. (Мехлис Сулейменов "О терминологии в земледелии и растениеводстве", журнал "Аграрный сектор", www.agrosektor.kz)
  4. Самый полезный вид Пар есть чёрный; у нас, однако, к сожалению, самый распространённый вид Пар — зелёный. В помещичьих хозяйствах редко встречается чёрный Пар, а в крестьянских почти исключительно зелёный со взмётом лишь в конце июня, после чего и начинается действие Пар Таким образом обработка парового поля продолжается, вместо целого года, только 1 1/2—2 мес. Все же остальное время паровое поле служит местом выгона для скота.
  5. (Беляев, «Крестьяне на Руси»)
  6. Беляев, «Крестьяне на Руси», стр. 107)
  7. Нам следует пока стремиться к тому, чтобы Пар повторялся не каждые два года, а через 3—4—5 лет, и вводить в севооборот посева многолетние травы и главным образом красный клевер и тимофеевку, как это было за границей и, отчасти, начинает входить и у нас в общинное крестьянское хозяйство.

http://agrosektor.kz/agrarnaya-nauka/item/o-terminah-v-zemledelii-i-rastenievodstve.html</references/>== Ссылки ==

В чем смысл парования? - Аграрный сектор - Агроновости

После опубликования моей статьи «Разговор начистоту о чистом паре» в журнале «Аграрный сектор» вышло несколько материалов, в которых ученые высказали свое отношение к затронутой проблеме. Я использовал эти материалы, а также высказывания производственников на эту тему для подведения итогов дискуссии.

Мехлис Сулейменов, академик НАН РК, научный консультант НПЦЗХ имени А. И. Бараева

Наиболее активно и эмоционально в защиту чистого пара выступил И. Левин. Поэтому я остановлюсь на этой статье подробнее. Вот его доводы в пользу чистого пара: первый – накопление влаги, второй – очищение поля от сорняков, третий – образование нитратов, четвертый – удвоение урожая, пятый – экономика в пользу пара. Недостатки чистого пара, о которых я говорил в своих публикациях, он отрицает: мол, эрозии не бывает, потеря гумуса есть, но это «дармовая аммиачная селитра, на покупку которой нет денег». Теперь разберем по порядку доводы за и против чистого пара более детально.

Факт, что в чистых парах накапливается больше влаги, чем на стерне, неоспорим, но все зависит от того, какие это пары и какая стерня. По нашим данным, на южном карбонатном черноземе наибольшее накопление продуктивной влаги происходит в кулисных парах – около 140-150 мм в метровом слое почвы перед посевом яровой пшеницы. На обычных парах накапливается около 120-130 мм влаги, на парах, где проводятся только три механические обработки почвы без снегозадержания – 80-100 мм. На стерневом фоне при сочетании осеннего глубокого рыхления со снегозадержанием в два следа запасы продуктивной влаги в почве перед посевом яровой пшеницы составляют около 120-130 мм. На варианте без осенней обработки почвы и без снегозадержания обычно наблюдаются низкие запасы влаги – всего 60-80 мм. Из приведенных данных видно, что при разной технологии парования или посева по стерне можно прийти к разным выводам. В среднем можно согласиться с тем, что пары накапливают на 20-25 мм влаги больше, чем на стерневом фоне. При соблюдении эффективной технологии снегозадержания эта разница нивелируется. Например, в последние годы на поля пришла новая технология уборки зерновых культур с применением очеса, которая позволяет обеспечить накопление влаги на стерне на уровне паровых полей.

Второй довод – очищение поля от сорняков. Он правильный и подтверждается практикой многих хозяйств. Некоторые руководители прямо говорят, что не паровали бы, если бы не проблема сорняков. Но не все. В тех хозяйствах, которые не применяют паров, об этой проблеме не говорят, то есть они нашли комплекс мер, который позволяет держать сорняки в узде и без пара. По данным Н. Ющенко (Карагандинский НИИ растениеводства и селекции), можно очистить поле от сорняков, пропустив его через химический пар. В его длительном опыте в первой ротации севооборота «пар – три пшеницы» применялся химический пар, а во второй ротации наряду с химическим паром были варианты посева вико-овсяной смеси или суданской травы на сено. По его наблюдениям, посевы кормовых культур на сено не уступали химическому пару по очищению поля от сорняков. Если обратиться к опыту Канады, то там после резкого сокращения площади паров засоренность полей не возросла. Значит, с сорняками можно успешно бороться и без паров при высокой культуре земледелия.

Третий довод – минерализация гумуса, в результате которой происходит накопление нитратов. Это явление имеет место быть и на него рассчитывают многие производственники в наших хозяйствах. Директор СибНИИСХ И. Храмцов в интервью Н. Латышеву также прямо говорит о том, что если мы откажемся от паров, то надо будет больше вносить азотных удобрений. Но это не совсем «дармовая» аммиачная селитра. Канадцы именно потому отказываются от чистого пара, что усиленная минерализация гумуса в парах привела к его потере. Там минерализацию гумуса называют добычей азота. В Канаде те фермеры, которые еще применяют пары, делают их химическими для сокращения добычи азота. Большинство земледельцев предпочитает вместо пара вносить азотные удобрения и сеять бобовые культуры. В этом разница между фермерами СНГ и Канады.

Четвертый довод – удвоение урожая. Именно за это многие любят пары, но это большое преувеличение. По нашим данным, разница в урожайности яровой пшеницы в пользу чистого пара колеблется в больших пределах и зависит как от погодных условий, увеличиваясь в острозасушливые годы, так и от технологии возделывания, сокращаясь при интенсивной технологии. В среднем прибавка урожая зерна яровой пшеницы в пользу пара составляет около 20-25%. Я никогда не встречал публикаций, в которых бы говорилось об удвоении урожая в опытах в Северном Казахстане. Но такой случай может быть, если сравнить чистый кулисный пар с необработанной стерней без снегозадержания в острозасушливые годы. По данным Н. Ющенко, урожайность яровой пшеницы после посева кормовых культур не уступает химическому пару. По наблюдениям руководителя крестьянского хозяйства В. Лукашева в Карасуском районе Костанайской области, урожайность яровой пшеницы по стерне с применением очеса была выше, чем после пара5.

В опыте С. Гилевича (Костанайский НИИСХ) урожайность яровой пшеницы последовательно снижается от первой до третьей культуры после пара, а самая низкая урожайность получена в бессменном посеве пшеницы. Соответственно, по выходу зерна с гектара севооборотной площади зернопаровой севооборот имеет преимущество над бессменным посевом яровой пшеницы. С этим никто не спорит. Однако в статье надо было отразить, какие технологии применялись в севообороте и в бессменном посеве. Например, в опыте ВНИИЗХ (ныне НПЦЗХ имени А. И. Бараева) до 1984 года фосфорные удобрения применялись в зернопаровом севообороте, но не применялись в бессменном посеве яровой пшеницы. И всегда получался вывод в пользу севооборота. Как только с 1984 года в бессменном посеве яровой пшеницы стали применять азотно-фосфорные удобрения, этот вариант превзошел по выходу зерна зернопаровой севооборот. В этом-то и все дело:если отказываться от чистого пара, то надо применять азотные удобрения или заменять пар бобовыми культурами.

Говоря об экономике, И. Левин приводит пример посева рапса по пару. С этим можно согласиться, так как многие производственники в Северном Казахстане также сеют рапс по пару. Что касается посевов яровой пшеницы по парам, то наши исследования показывают, что экономически это не оправданно. В Канаде в первое время также рапс сеяли по парам, но в настоящее время его сеют по стерне по нулевой технологии. В опыте Н. Ющенко рентабельность зернопарового севооборота с химическим паром составила 113%, рентабельность такого же севооборота с занятым паром вико-овсяной смесью или суданской травой составила соответственно 128 и 179%. Это произошло за счет того, что вместо пара урожайность вико-овсяной смеси и суданской травы на сено составила соответственно 35,0 и 67,2 ц/га. С. Гилевич7 также опубликовал данные о преимуществе плодосменных севооборотов в сравнении с зернопаровыми по экономической эффективности.

А вот как экономику замены пара на нут в условиях Крыма считает М. Драганчук. Он написал: «Когда поле остается под паром в текущем году, все затраты на его содержание дадут экономический минус. Зато мы получим рост урожайности в следующем году, возразите вы. Так давайте полученный урожай разделим на два года, потраченных на него, и, соответственно, вычтем из полученного дохода все затраты этих лет. Что в результате получим, учитывая еще постоянный рост цен на горючее?» И далее: «Благодаря этим уникальным качествам нута, заменив пар этой культурой, мы имеем возможность вместо минуса получить плюс, увеличить продуктивность зернового севооборота в острозасушливых условиях, использовать землю с максимальной эффективностью». По наблюдениям директора ТОО «Максимовское» Акмолинской области А. Закусилова, наибольшая урожайность яровой пшеницы получается после посева по сидеральному донниковому пару. По-моему, здесь слово «пар» лишнее, это просто посев после донника на сидерат.

И. Левин отрицает возможность эрозии на парах. Фермер З. Бейсенбаев из Егиндыкольского района Акмолинской области, который не применяет пары уже десять лет, говорит, что одной из причин ухода от паров была ветровая эрозия. Директор ТОО в Астраханском районе Акмолинской области В. Пельцер отмечает, что эрозия зависит от технологии парования: она бывает при мелкой обработке пара, а если последняя обработка пара глубокая, то эрозии не бывает. Что касается водной эрозии на кулисных парах, то еще в 1970 году она была отмечена на полях Опытного хозяйства ВНИИЗХ – там, где направление кулис было вдоль склона, за один год образовались овраги, которые существуют и в настоящее время. Уже со следующего года кулисные пары в Опытном хозяйстве института были запрещены, хотя рекомендации остались. Я не выступаю категорично против кулисных паров, так как на ровных участках и на легких почвах, где водная эрозия не проявляется, кулисные пары можно применять.

Вот что сказали о роли паров в деградации почвы канадские ученые в интервью, которое они дали во время пребывания в Казахстане. Ги Лафонд: «Занимаюсь также влиянием No-Till на плодородие почвы и продуктивность полей. Данный вопрос остро встал еще в первые годы после освоения целины у нас в Канаде, в конце XIX века. Тогда активное парование и экстенсивные технологии начали приводить к деградации почвы». Франсис Ларни: «Нулевые технологии и диверсификация растениеводства должны идти параллельно. Отказ от чистых паров и посев парозаменяющих культур – один из способов предотвращения эрозии у нас в Канаде. Думаю, и у вас тоже». Один из ведущих мировых ученых в области нулевых технологий Рольф Дерпш сказал по поводу пара следующее: «Черный пар – это самое плохое, что может произойти с почвой. Наличие живых растений и корней, если можно, круглогодично – важное условие, которое поможет перейти от разрушающих почву систем производства к новым системам, наподобие No-Till, улучшающим плодородие почвы».

Говоря об эрозии почвы на парах, надо иметь в виду, что в научных опытах, которые обычно проводятся на мелких делянках, не бывает никакой эрозии. Поэтому большинство ученых, не имея никаких данных об эрозии почвы, вообще не затрагивают этот вопрос. Но все говорят о значительной потере плодородия почвы вообще, не акцентируя внимание на том, что все-таки главным каналом потери плодородия почвы является парование почвы. Канадцы пришли к этому выводу раньше, так как распахали целину раньше нас, а также потому, что у них длительное время применялось двуполье пар-пшеница.  

В целом я не выступаю категорически против чистого пара, определенная доля паров всегда будет по разным причинам. И вообще, в научных спорах не надо говорить категорично: урожай удваивается, эрозии не бывает, аммиачная селитра дармовая и т. д. Кроме рапса, по парам сеют твердую пшеницу, пары необходимы в элитно-семеноводческих хозяйствах. Главный принцип – надо свести площадь паров до минимума, а если пары применяются, то должна соблюдаться технология, которая гарантирует защиту почвы от эрозии.

 (Полную версию статьи читайте в №4(34) журнала «Аграрный сектор» за декабрь 2017 г.)

 

 

 

Заявки на подписку принимаются по тел.:

8 (7172) 23-84-36, +7 701 342 3046.

Подписку можно оформить в редакции и на сайте журнала www.agrosektor.kz, в разделе "Подписка".

Российским читателям обращаться по подписке в представительство в г. Кургане: менеджер по России и странам Восточной Европы - Наталья Махнина: тел. моб. 89125794282, e-mail: [email protected]

Когда no-till приносит выгоду

23.05.2016: Пожалуй, одна из самых дискутируемых проблем в аграрном секторе - минимальная обработка почвы - no-till. Жаркая полемика ведется уже много лет: как ее нужно внедрять, нужна ли она вообще, какие выгоды она приносит, нет ли от нее вреда, что будет в аграрном секторе в будущем: победит ли no-till или о ней потихоньку забудут...

Пожалуй, одна из самых дискутируемых проблем в аграрном секторе - минимальная обработка почвы - . Жаркая полемика ведется уже много лет: как ее нужно внедрять, нужна ли она вообще, какие выгоды она приносит, нет ли от нее вреда, что будет в аграрном секторе в будущем: победит ли no-till или о ней потихоньку забудут... На страницах «Аргумента защиты» также высказывались самые разные точки зрения о внедрении новейшей агротехнологии. Так, например, известный ученый, Герой труда Казахстана Валентин Двуреченский, к сожалению, уже покойный, утверждал, что без минимальной обработки представить будущее аграриев нельзя: ее внедряют во всех странах мира, даже в Австралии. А вот академик РАН, Герой труда Кубани, выдающая селекционер Людмила Беспалова уверена, что, если земледельцы хотят получить рекордные урожаи, то no-till ни к чему. Видимо, каждая позиция имеет право на существование, но удивительное дело: опытные агрономы, внимательно изучая проблему внедрения минимальной обработки, находят в каждой точке зрения полезные советы для себя, не отрицая и того, ни другого мнения. Думается, что статья башкирского ученого Халила Сафина будет полезна для земледельцев, стоящих перед выбором, как действовать дальше, и особенно в засушливых  российских регионах: в Поволжье, на Урале, Западной Сибири, где новую технологию изучают особенно пристально.

 

 

Халил Сафин,

доктор сельскохозяйственных наук,

член-корреспондент АН Республики Башкортостан,

профессор Башкирского ГАУ

 

Многие сельхозпроизводители, ничего не зная о технологии пo-till, пытаются ее внедрять, а после того как встречают первое препятствие, говорят, что она им не подходит. Поэтому, прежде чем применять ее в Башкирии, мы решили вначале посмотреть, как она работает в развитых странах - Канаде, США, Австралии, Аргентине, Китае, Украине, Казахстане. Только после этих поездок все начало приходить в какую-то систему, и появились ответы на многие вопросы. Независимо от зоны земледелия, задачи перед фермерами стоят одинаковые: получать стабильные урожаи, снижая себестоимость, улучшать экономическое состояние хозяйств, сохранять и повышать плодородие земель. Решение этих задач зависит от того, какие технологии используются при обработке. Лидерами в развитии технологии no-till в мире являются Америка, Бразилия, Аргентина. В Аргентине, которая сегодня находится в числе первых по производству сельхозпродукции, площади под no-till резко выросли за последние 15-20 лет. В России они также увеличиваются и составляют уже порядка 140 млн га.

 

Я не противник традиционной классической технологии обработки земли. Она хорошая, благодаря ей, мы накормили народ в трудные годы. Традиционные системы земледелия еще будут долго служить сельскому хозяйству наряду с новыми, такими, как no-till. Где же подходит классическая технология, а где - no-till? Ответ такой: где испаряемость больше осадков - само собой напрашивается no-till, потому что его основное предназначение - сохранение влаги. Где испаряемость и осадки примерно равны, возможно применение любой технологии. Где испаряемость меньше осадков, no-till не подойдет, и разумнее заниматься классической обработкой почвы. Мне могут возразить: «А как же Бразилия, которая подходит к черте, где осадков больше, чем испарений?». Дело в том, что в этой стране земли находятся на склонах, осадков здесь выпадает очень много, но они смывают почвы. Поэтому земледельцы в государственном масштабе перешли на no-till и, тем самым, сохранили плодородие. Если посмотреть по зонам, то лесостепная зона подходит и для no-till, и для классики, а подзолистые, болотно-тундровые почвы, лесная зона - только для «классики». Под нулевые обработки в РФ подходят Южный Урал, где частота атмосферных засух - 42 %. Здесь находится и Башкортостан. Мы больше всех подвержены засухе и, может, поэтому раньше других начали искать «свои» технологии и вышли на no-till. Кроме того, эта технология больше соответствует законам почвоведения, потому что все биологические процессы происходят именно в верхнем слое почвы. Здесь же образуются органические вещества, которые используются для формирования урожая. При классической обработке, чем больше мы обрабатываем почву, тем меньше в ней становится органического вещества. При no-till наоборот наблюдается увеличение органической части, растет гумус. В Башкирии в основном черноземы. Больше 50 лет назад содержание гумуса в них было 11-12 %, сегодня - 7-8 %, критический уровень - это 2-3 %. И no-till останавливает этот процесс. В хозяйстве «Красная Башкирия», где 18 тысяч га полностью обрабатываются по этой технологии, за пять лет содержание гумуса выросло на 0,5 %, впервые в республике. При классической обработке почва превращается в пыль: чем больше обрабатываем, тем больше разрушаем. Но самое главное предназначение no-till - это сохранение почвенной влаги. Технология позволяет выпавшим осадкам проникать в глубокие слои почвы. Затем они постепенно используются растениями. При «классике» влага не может глубоко проникнуть, образуется корка, и почва быстро высыхает (см. табл.1).

 

В первые годы no-till потребует затраты на СЗР

Справедливости ради надо сказать, при технологии no-till в первые несколько лет больше расходуется денег на средства защиты растений, но, тем не менее, доходы со временем будут расти. За счет чего? При этой технологии мы меньше тратим дизтоплива (см. табл.2).

 

Если при классической обработке уходит до 70 л/га в течение сезона, и только пахота «съедает» 25-30 л/га, то при no-till мы тратим около 25 л/га. Есть хозяйства, где хватает и 18-20 л/га. В Австралии, например, фермеры ориентируются на 12 л/га. Если кто-то тратит больше, они говорят: «Он слишком богатый, поэтому много использует горючего». В последние годы в России цены на дизтопливо растут и будут расти в будущем. Согласно данным Костанайского НИИСХ, над которыми работал патриарх no-till в Казахстане Валентин Иванович Двуреченский, при классической обработке урожайность равна 12,8 ц/га, при no-till - в среднем порядка 30 ц/га. Но было и 40 ц/га, для Казахстана это очень высокая урожайность (см. табл.3).

 

Одна из основных причин перехода фермерских хозяйств на no-till  - это объем полевых работ. При классической обработке мы заходим на поле 14-15 раз, а при no-till - всего 4-5 раз, выполняя в принципе одну и ту же работу. Другая причина - нехватка механизаторских кадров. Проделать столько видов работ на поле в деревне просто некому. Тем более, когда очень короткий вегетационный период, и посевную нужно провести за три недели,  иначе почва высохнет. Если при «классике» один агрегат может сделать за сутки 20, максимум 50 га, при no-till химобработка повышает эту производительность в 10-30 раз. Поэтому многие хозяйства в республике и по этим причинам переходят на нулевые технологии.

Три «кита» no-till

Конечно, no-till имеет и ряд отрицательных моментов, но при умелом внедрении их можно обойти, не полностью, но хотя бы частично. Мы изучили внедрение no-till во многих странах. Он отличается повсюду. Например, австралийский no-till от аргентинского или канадский - от аргентинского. Операции разные, но три принципа остаются везде: отсутствие основной обработки почвы, отсутствие черных паров и внедрение тех севооборотов, которые оптимальны в данной местности, для данных климатических условий. К сожалению, многие совершают ошибку, когда начинают внедрять no-till, а севообороты не пересматривают. Они меняют пшеницу на ячмень и считают, что это севооборот, но обе культуры - злаковые и имеют одни те же болезни. А ведь если нормально использовать севооборот, то не происходит уплотнения почвы. Если же 70-80 % будет злаковых культур, то через 5-6 лет на поле получается бетон. Поэтому основной принцип no-till - это чередование разных культур. Есть культуры теплого периода, холодного периода, есть злаковые? широколистные. Они должны чередоваться таким образом, чтобы природным путем работать с почвой. В Канаде часто используют следующий севооборот: пшеница - рапс, пшеница - горох. Пшеница уплотняет почву, рапс и горох - разуплотняют. Это часто используемый севооборот, хотя иногда он нарушается из-за погони за прибылью: пшеница - рапс, пшеница - рапс, т. е. разуплотнение почвы происходит через год.

Севооборот опирается на экономику

При составлении севооборота обязательно надо просчитать экономику. Он должен быть увязан с имеющейся техникой. За рубежом на одного механизатора приходится около тысячи гектаров. Если мы в своих хозяйствах выйдем хотя бы на 500 га, это будет достижением. В мире считается, если на гектар механизатор потратил 1 человеко/час - это хороший показатель. К сожалению, этот показатель у нас намного выше. Техника, а именно сеялка, на 70 % определяет урожайность. При no-till чаще всего используются дисковые и анкерные сошники. Россия в основном находится в зоне анкера. Южная зона - в зоне диска. Но в хозяйстве, на мой взгляд, нужно иметь и те, и другие посевные комплексы, но предпочтение, все же, отдавать анкеру.

Принцип посева при no-till

Когда мы весной производим посев, у нас верхний слой почвы всегда бывает сухим. Когда сев идет под «лапу», при классической обработке, ее высота около 10-12 см. Семена попадают в перемешfнную почву на разную глубину - от 0 до 12-15 см. В итоге мы получаем неравномерные всходы и вынуждены сеять около 5,5-6 млн семян на гектар. При no-till мы режем почву, не перемешивая, семена попадают во влажный слой, сверху используется только адресный каток (см. табл.4).

 

В образовавшихся ложбинках мы создаем черные полосы, которые будут быстрее прогреваться, а, значит, мы получим ускоренные всходы культурных растений. В этой ложбинке, что важно, всегда будет собираться роса. При классической обработке почвы росы, как правило, не бывает. Если же проходит дождь, по этой же ложбинке влага попадает культурным растениям. Такой принцип посева при технологии no-till, безусловно, выигрывает.

Нормы высева нужно пересмотреть

Многие сторонники no-till ошибаются, когда переходят на эту технологию, но сохраняют те нормы высева, которые использовали раньше. При no-till мы должны использовать меньшую норму высева, чтобы получить желаемую густоту растений (см. табл.5).

 

Допустимые нормы посева составляют 60-70 кг. В Аргентине фермеры по этому поводу спорят: кто говорит - 70 кг, кто - 80 кг. В Австралии есть хозяйства, которые сеют 25-30 кг/га. Мы проводим опыты, работаем с разными нормами высева, есть интересные результаты (см. табл.6).

 

От того, что мы увеличили норму высева, урожайность больше не стала, а вот качество зерна ухудшилось. В одном из хозяйств мы сеяли 100-110 кг/га. Этого было достаточно для получения наибольшей урожайности. И все же нормы в любой зоне будут разными, поэтому подобные опыты надо закладывать у себя в хозяйстве, чтобы определить оптимальные. Отдача поля - это урожайность минус норма посева.

В поисках лучшего посевного комплекса

К сожалению, Россия только в последние годы начала выпускать  посевные комплексы для no-till, многие переделывают сеялку «Омичка», используют стойки В. И. Двуреченского: ставят адресный каток и используют данные посевные комплексы. Получается дешево, но все вопросы это не решает. В Казахстане начали использовать австралийскую сеялку Rogro (Рогро). В условиях сухих степей здесь работают на глубину до 15 см в поисках влаги. Культуры не взойдут с такой глубины, но эта сеялка сделана таким образом, что сверху семян всегда 2,0-2,5 см. Такая же система используется в Австралии, где влаги практически нет. У нас в Башкирии намного лучше с влагой, поэтому работает канадский комплекс Bourgault (Борго). У него все сошники автономные. Можно регулировать давление на почву. Если даже много растительных остатков, он спокойно сеет по этим полям, и получаются ровные всходы. Все передовые хозяйства нашей республики ориентированы на эти посевные комплексы, которые показывают наилучшие результаты. Анкерные сошники нужны там, где земля замерзает. Когда мы сеем глубже- там земля мерзлая. Если мы семена положим в холодную землю - появятся болезни. Поэтому в холодной зоне сеем анкером, открывая черную полосу, и прогреваем семена. Болезней в этом случае меньше.

Не утаптывать поле!

При no-till надо отказываться от многих старых привычек. Это, во-первых, заправка сеялки в середине поля, появление бензовоза на поле для заправки трактора либо опрыскивателя, бак которого весит несколько тонн. Этого нельзя допускать. Если мы внедряем no-till, то минимально должны топтать поле. Если же все-таки происходит переуплотнение, то мы советуем использовать глубокорыхлители со стойками параплау. Рекомендуем это вначале применения no-till, чтобы убрать плужную подошву - при классической технологии она обязательно создается. Если на тяжелых почвах все же произошло переуплотнение, то раз в 4-5 лет можно использовать такой глубокорыхлитель. В чем его преимущество? Поверхность почвы остается ровной, и по нему можно производить посев. Однако, в Канаде у фермеров такого явления нет, потому что они четко используют севооборот и необходимость использования глубокорыхлителя просто отпадает.

Растительные остатки увеличивают урожай

Чем больше растительных остатков на поле, тем выше урожай. Мы специально раскидывали мульчу, а затем производили посев. Только благодаря мульче получили прибавку.

Для подтверждения - такой факт. У нас есть МТС, в которой все комбайны с разбрасывателями соломы. Механизаторы, чтобы солому не возить, разбрасывали ее на дальних полях. Сами того не осознавая, они оказали неоценимую помощь сельхозпроизводителю: в течение 5-6 лет именно в этих местах была наивысшая урожайность сельхозкультур. Чем больше органики и мульчи, растительных остатков на поле, тем выше урожай. Лучше, конечно, солому измельчать. Длина среза не должна быть более 5 см. Она должна разбрасываться не на ширину комбайна, а на ширину жатки. Все должно быть выровнено после уборки. Где много набросано соломы - там почва холоднее, наблюдаются неравномерные всходы, растения начинают страдать, появляются болезни. В сухо-степной зоне есть, конечно, проблема - солома не разлагается. Поэтому очень своевременно компания «Щелково Агрохим» начинает выпускать препарат для разложения соломы. Это будет хорошее подспорье для фермеров.

No-till требует грамотно использовать СЗР

При этой технологии возрастает роль химизации сельского хозяйства. Нужно очень грамотно использовать средства защиты растений. Тем хозяйствам, где нет хорошего агронома, не стоит внедрять no-till, лучше работать по классической технологии. Она может простить какие- то ошибки, no-till - нет. Здесь работать надо очень четко. Если посмотреть биологическую группу сорняков, у нас более 70 % - это многолетние корнеотпрысковые и корневищные растения. Их можно убрать только за счет глифосата. Рассчитывать на высокую урожайность, пока мы их не уберем, не приходится. Однако, глифосаты слабо берут бобовые и другие сорняки. Например, мы дважды обработали донник, а он остался на поле. Нужен более эффективный глифосат. Сегодня многие хозяйства пытаются использовать и добавлять другие препараты, но это не дает результатов. И все же, благодаря no-till, мы, год за годом, значительно уменьшаем засоренность полей. Для тех, кто давно занимается этой технологией, проблема с сорняками постепенно исчезает. Через несколько лет остаются единичные, с которыми справляются опрыскиватели с фотоэлементами и которые уже появились в Казахстане.

Растворный узел обеспечит качество обработки

Зарубежные фермеры при технологии no-till применяют растворный узел, в который добавляются пестициды, биопрепараты и удобрения. Все это делается в точной дозировке, чего не могут сделать рабочие на поле. Наши производители тоже начали выпускать такие растворные узлы. Они могут быть стационарными или передвижными. В Башкирии - стационарные. Мы на поле везем не воду, а готовый раствор, который имеет нужную концентрацию.

Химический пар  вместо черного

Черный пар - это основа земледелия, нас так учили, но при no-till эту догму надо отбросить, потому что именно в черных парах происходят все негативные процессы. Вместо черного пара мы используем химический пар (см. табл.7).

 

Если на черных парах мы обрабатываем земли пять раз или дискуем и культивируем, объясняя, что так мы уничтожаем сорняки, то при no-till достаточно двухразовой обработки: сожгли дважды глифосатом (в какой то зоне достаточно одного или двух раз) и затем производим посев озимых или оставляем на следующий год для посева яровых культур. Меняются и подходы к внесению удобрений. При классике мы их разбрасываем под заделку, для no-till этот прием не подходит. Мы используем внесение в рядки при посеве и для некорневой подкормки. Отдача удобрений увеличивается. Не надо пытаться разбрасывать азотные удобрения. Эффект будет, но часть азота мы потеряем.

Ошибки при освоении залежных земель

Тем, кто переходит на no-till, нужна дополнительная земля, потому что выработка на посевные агрегаты увеличивается. Как ее осваивать? При классической обработке мы вначале пашем, выравниваем, начинаем дисковать несколько раз или культиваторы пускаем и многое другое. При no-till мы сжигаем глифосатом и сразу производим посев. Земля дает много растительных остатков, зачем их закапывать? Сорняк будет служить, он накопит снег, весной будет влага и, в конечном итоге, урожай. Какие ошибки допускаются при освоении залежных земель? Первая - глифосат используют всего один раз. За одну обработку уничтожить все многолетние сорняки невозможно. Вторая - должны быть крупные семена при посеве на залежных землях. Некоторые фермеры начинают сеять мелкосемянные культуры и в итоге получают недружные всходы. Третья ошибка - в условиях, где не хватает влаги, не надо сеять под дисковый анкер. В результате черная полоска остается открытой, влага уходит, и получаются рваные всходы. В условиях, где мало влаги, надо сеять обязательно под анкер.

При коротком периоде вегетации

В Казахстане в каждом хозяйстве, где работают по системе no-till, начали использовать вращающуюся борону. Для чего она нужна? При нашем коротком весеннем периоде вегетации земля бывает недостаточно прогрета. Но мы проходим этой вращающейся бороной, часть почвы открываем, чтобы она согрелась, и начинаем посев.

У no-till свой «технопарк»

При no-till нужно использовать бункеры-накопители. Благодаря им мы избегаем переуплотнения почвы. Мы в Австралии видели бункеры-накопители, которые не ездят по полю, а стоят на краю. Вместимость такого бункера 120 тонн. Весь день в него засыпают зерно, а вечером доставляют к месту назначения. Много плюсов при no-till дает также применение очесывающих жаток - они сокращают время уборки, экономят ГСМ и, самое главное, оставляют на поле стерню для накопления снега. При использовании пропашных культур применяются посевные комплексы с турбодисками. Глубины обработки на 10-12 см достаточно, чтобы вырастить пропашные культуры. За счет того, что мы не иссушаем землю, урожайность подсолнечника в этом случае не уступает урожайности при классической обработке, хотя, возможно, для корневой системы это не так хорошо.

Strip-till - компромисс между no-till и «классикой»

Эта технология  направлена на экономию затрат, влагосбережение, повышение урожайности, регулирование сроков посева. Она широко используется в США. Мы изучали ее в четырех штатах, где сочетают no-till  и strip-till, классической технологии здесь практически нет. На пропашных культурах применяют strip-till, на зерновых - no-till. По технологии strip-till пробуют выращивать сахарную свеклу, сою. Она дает даже лучшие результаты, чем no-till - земля при ней более рыхлая, удобрения находятся в доступной для растения форме, урожайность выше. В Башкирии strip-till уже используется в трех хозяйствах, а также в Барнауле, Самаре и других. Конечно, внедрение новых технологий требует преодоления многих сложностей, но мир движется вперед, и развитые страны идут по пути увеличения площадей под  no-till и strip-till, которые уже находят применение во многих регионах России. Если агрохимики подключатся к решению проблем и помогут нашим сельхозпроизводителям, этот процесс ускорится.

«Аргумент защиты»

23.05.2016

быть или не быть? Этот вопрос сегодня занимает умы и теоретиков, и практиков

Именно эта тема больше всего волнует сегодня многих руководителей сельхозпредприятий. Ученые также не отстают от обсуждения: ломают копья и перья в схватке на страницах нашего журнала представители разных поколений, идей и направлений. У каждой стороны есть свои доказательства, есть и слабые стороны, о которых иногда предпочитают умалчивать. Но как бы то ни было, тема перехода от классической и минимальной способов обработки почвы к no-till сегодня занимает умы и теоретиков, и практиков, а значит «ПОЛЕ» не может остаться в стороне. И если ученым на наших страницах мы предоставляем достаточно места для рассуждений и доказательств по этому вопросу, то вот мнений практиков у нас до сей поры было немного. Мы решили исправить эту ситуацию, предоставив площадку и тем, кому в итоге придется на себе испытать рекомендации науки. Именно руководителю хозяйства, каждый раз принимая решение, приходится брать ответственность за него по полной программе: ведь один неверный шаг может привести к огромным материальным убыткам, банкротству и краху всего, что строилось и сохранялось годами.


Аргументы науки

Дело в том, что спор вокруг того или иного способа обработки почвы и критика классической системы земледелия не новость. До этого спорили о том, пахать или не пахать. Теперь вот спорят, обрабатывать почву или нет.

У защитников «классики» свои аргументы и не признавать их трудно. Главный из них – результат проверен годами. На заре своего триумфального шествия отвальная вспашка позволила удвоить урожаи сельскохозяйственных культур. И сегодня работа по классической системе даже в сочетании с минимальными и безотвальными обработками способствует получению более высоких урожаев не только на опытных делянках НИИ, но и в хозяйствах страны. Более того, именно с отвальной обработкой почвы, говорят ученые, а практики подтверждают, проблем с болезнями и вредителями гораздо меньше. Так откуда тогда взялись претензии к классической системе земледелия?

К сожалению, сегодня, по сложившейся традиции степень культуры земледелия хозяйства оценивается урожайностью и количеством гектаров пахоты, как залога будущего урожая. Поэтому порой под угрозой административных мер в хозяйствах обрабатывают почву даже тогда, когда это наносит явный вред и почве, и экономике. Более того, все ученые, и сторонники no-till и противники, признают факт убывающего плодородия почвы.

– Сложившуюся последние 20 лет практику в земледелии – делать ставку только на пары с чередованием пар – посев – считаю экономически необоснованной, экологически противоестественной, а с точки зрения общественно-социальной – даже аморальной. Мы же внуков без будущего оставим! – обращался к земледельцам на Дне поля Нижне-Волжского научно-исследовательского института сельского хозяйства в июне 2013 года кандидат сельскохозяйственных наук Виктор Иванович Буянкин, кстати, в рядах сторонников no-till не замеченный. – Это нам кажется, что вопрос с гумусом вторичный и его надолго хватит. Краски от гумуса может и хватит, а плодородие мы почти растратили. Даже если снега сейчас выпадут в Волгоградской области, как в 42-ом году, то вся вода будет в балках, а не в парах. Не уходит влага в почву, потому что почва утратила свою влагопроницаемость, этой способности ее лишили многолетние обработки агрегатами.

В тоже время no-till – не панацея, считает Виктор Иванович, а скорее очередная мода, культивируемая коммерческими компаниями.

– Мой личный опыт показывает, что мульчу не так-то просто накопить. Мы 13 лет не убирали пожнивные остатки, и даже солому с соседних полей стаскивали, но не накопили и двух сантиметров. Так что прежде чем утверждать, что no-till – верный путь к спасению сельского хозяйства, нужно сделать оговорку: «Смотря в какой зоне». И не вводить в заблуждение фермеров, рассказывая им о мульче, росе, стабильных урожаях, влаге и дождевых червях. Я видел успешные хозяйства, которые обанкротились после того, как пустились бездумно копировать опыт Аргентины в степи.

Основные доводы приверженцев классической системы земледелия даже не в том, что no-till в принципе не годится, а именно в том, что внедрять ее повсеместно нельзя, в особенности она не годится для степной зоны каштановых солонцовых почв юга России. Если в одной природно-климатической зоне переход на прямой посев возможен, в другой – весьма рискованным или вовсе практически наверняка опасным.

Профессор, доктор сельскохозяйственных наук, сотрудник Нижне-Волжского НИИСХ Александр Михайлович Беляков считает, что переход на no-till для земледельца – это большой риск и требует дополнительных исследований в различных почвенно-климатических зонах:

– Это сложная система, и для получения стабильных и гарантированных урожаев требуется адаптация этой новой технологии к конкретных условиям. Одна из главных проблем, с которой придется столкнуться и научиться ее решать, это получение осенью всходов озимой пшеницы по непаровому предшественнику. Хотя сегодня есть ряд хозяйств, которые перешли на эту технологию и достигли определенных результатов. Их опыт показывает, что при переходе от классической к данной системе земледелия общий уровень продуктивности гектара снижается, но поскольку работает вся площадь пашни, то валовые сборы существенно увеличиваются, так как нет незасеянных полей, как при паровой системе. Кроме того, снижаются энергозатраты на обработку почвы в пересчете на один гектар.
Начальник отдела по сельскому хозяйству администрации Октябрьского района Александр Степанович Шумаев привел пример неудачного опыта внедрения no-till в южном районе Волгоградской области.

– В нашем районе несколько лет назад ООО «Новое время» сделало попытку внедрить no-till. Это обернулось для хозяйства крахом. Но не потому, что нулевая технология не подходит для степной зоны юга России, а потому что прямого посева у них по сути не было. Это же не просто купить сеялку для прямого посева, посеять, а потом приехать урожай собирать. No-till – сложная система, хотя и перспективная. Я считаю, рано или поздно многие перейдут на нее. Но сделать это будет не так просто.

– То, как сейчас эксплуатируются наши почвы, совершенно недопустимо, – говорит декан агрономического факультета ДонГАУ, доктор сельскохозяйственных наук, профессор Николай Андреевич Зеленский. – Чередование культур в севообороте нарушено, средняя урожайность с гектара сокращается, почвы истощены. К примеру, из 5,5 млн гектаров пашни в Ростовской области почти 4,5 млн подвержено эрозионным процессам. Если в начале ХХ века содержание гумуса в донских черноземах составляло 6-8%, то сейчас эта цифра в лучшем случае 3-3,5%. Да, на наш век плодородия еще хватит, и нашим детям тоже. Но потом донская земля может превратиться в пустыню. Сегодня выращиваются те культуры, которые больше всего выносят элементы питания, разрушают структуру почвы при интенсивной обработке, усугубляя ситуацию с засухой. Содержание гумуса в почве неуклонно снижается, а внесением только минеральных удобрений ситуацию не исправишь. При этом, по моему мнению, черный пар – это большая глупость, от которой мы до сих пор не можем отказаться. Ведь именно черный пар – основной очаг развития эрозионных процессов. В природе нет пустой земли. Она сама стремится прикрыть себя растительностью. Это ее кожный покров. Поэтому если мы убрали одну культуру, то после нее нужно посеять другую. Убирая растительность, мы иссушаем почву, а потом жалуемся, что не можем получить урожай из-за отсутствия влаги. Казалось бы в системе no-till все просто. Но это технология высшего пилотажа, в котором нужно всеми процессами четко управлять. А орудия для управления есть. Для бинарных посевов необходимо иметь специальные сеялки прямого посева. Но и в этом вопросе земледельцам нужно быть внимательными. Сеялок, позволяющих сеять одновременно бинарные посевы по растительным остаткам, мало. Производители лишь заявляют, что их продукция позволяет выполнять эту работу. На самом деле это не всегда соответствует действительности. В то же время проблема даже не в отсутствии сеялок, проблема перехода на новую систему земледелия в отсутствии знаний. Если их нет, лучше совсем не начинайте. Потому что через год-два вы из сторонников превратитесь в ярых противников такой технологии. Понимаю, что для многих земледельцев, привыкших работать по классической системе, воспринять то, что я предлагаю, будет непросто. Самая страшная беда наших аграриев – это консерватизм мышления. Они до сих пор ведут работу в соответствии со знаниями, полученными десятки лет назад.

Между тем, в самой научной среде тема внедрения нулевой технологии разделила ученых на два лагеря: преданных сторонников и ярых противников, которые яростно сражаются, приводя в доказательство цифры и факты.

Вот что говорит о системе no-till член редколлегии «ПОЛЯ», профессор, доктор сельскохозяйственных наук, заместитель директора Ставропольского НИИСХ по инновационной деятельности Виктор Корнеевич Дридигер:

– Беда в том, что ни у сторонников, ни у противников системы no-till нет никаких научных данных по эффективности (или вреде) этой системы земледелия. И в этом не вина ученых – это беда всей сельскохозяйственной науки России. Ведь для того, чтобы заложить самый простой опыт по нулевой технологии в первую очередь надо иметь сеялку прямого посева. Такая сеялка стоит больших денег, и ни один институт не может ее приобрести из-за тяжелого финансового положения.

Проводить многовариантные научные исследования в производственных условиях (например, в хозяйствах, где уже внедрена или внедряется технология no-till) практически невозможно, так как в производстве свои цели и задачи, несовместимые с требованиями по методике проведения полевых опытов (мы в этом убедились много раз). Поэтому ученые свои доводы строят на основании уже имеющихся данных (чаще всего старых) или по наблюдениям за результатами внедряется технология no-till в том или ином хозяйстве. Сторонники нулевой системы земледелия приводят в пример успешные хозяйства, а противники – хозяйства, потерпевшие неудачу, которых гораздо больше, чем успешных. Но ни в науке, ни тем более в производстве до настоящего времени нет четкого определения, что представляет собой система no-till и что можно и нужно относить к системе нулевого земледелия. Поэтому в подавляющем большинстве неудачу потерпели хозяйства, которые вообще не внедряли эту систему, а специалисты не знали и не знают, что такое no-till на самом деле.

Тем не менее, результаты работы хозяйств (в нашем крае 3 хозяйства уже 7 лет успешно работают по технологии прямого посева) и первые данные полевых опытов в институте (сеялку для прямого посева нам предоставляет рядом находящееся хозяйство) просто ошеломляющие! На наших опытных делянках в этом году урожайность озимой пшеницы по традиционной технологии составила 48,5, а по нулевой – 59,5 ц/га. В опытах Северо-Кавказского НИПТИМЭСХ (г. Зерноград Ростовской области) прибавка урожая по нулевой технологии составила 6,7 ц/га, или 20,1%.

Хозяйства, освоившие нулевую систему земледелия, в последние 2-3 года с каждого гектара пашни получают на 10-15 ц/га условного зерна больше, чем рядом находящиеся, работающие по традиционной системе земледелия. В текущем году они также в лидерах по урожайности зерновых культур, а ООО «Урожайное» Ипатовского района в настоящее время убирает подсолнечник по нулевой технологии с урожайностью 27 ц/га, тогда как средняя урожайность в районе 11 ц/га.

По нашей рекомендации два хозяйства приобрели и запустили в работу очесывающие жатки (о методе очеса растений мы писали в №8/9, в статье «В щепотке почвы – ладонь червей» – прим. ред.), от которых они просто в восторге. В первую очередь, производительность комбайна возросла более, чем в 2 раза, а расход горючего сократился на 25-30%. Очесывающие жатки без снижения потерь по сравнению с обычной жаткой убирают сухое зерно озимой пшеницы с урожайностью 30-50 ц/га. И, что не мене важно, в поле остается вся солома, которая надежно защищает почву от ветровой и водной эрозии и обеспечит большее накопление и сохранение влаги, чем при вспашке. В общем, пока результаты говорят в пользу внедрения no-till как системы земледелия на полях Ставропольского края. В ближайшее время результаты эти мы обобщим и подготовим публикацию для журнала «ПОЛЕ деятельности».
Ученым же пора прекратить дебаты о пользе или вреде нулевой системы земледелия, а консолидироваться и общими усилиями изучить и адаптировать эту систему к многообразным природно-климатическим условиям нашей страны. От этого, кроме пользы, и науке, и производству, ничего не будет.

 

Точка зрения практиков: «за» и «против»

Но давайте не будем обманываться на счет того, что заставляет сегодня того или иного руководителя выбирать способы обработки почвы, систему земледелия, культуры и технику. Прежде всего рентабельность производства и только потом все остальное. Да, как человека, выбравшего путь в такой сложной отрасли экономики как сельское хозяйство, его, безусловно, беспокоит ее будущее, не равнодушен землепашец и к почве, которая дает ему урожаи. Но прежде всего ему приходится думать о том, как найти наиболее оптимальный способ работы и получать от вложений по меньшей мере не убытки, а лучше прибыль. И именно в этом различия научного и практического подходов. Наличие дождевых червей и уровень гумуса волнует земледельца гораздо меньше, чем цена на урожай и себестоимость продукции. Его задача – получить больше продукции хорошего качества с минимальными вложениями. И именно она заставляет его присматриваться к ресурсосберегающим технологиям, в том числе и к no-till, как одной из возможностей сократить затраты на обработке в свете постоянно и необоснованно быстро растущих цен на энергоносители.

– Это неправильно делить сейчас всех на сторонников и противников технологии no-till, – считает руководитель ФГБУ «Россельхозцентр» по Волгоградской области Раиса Анатольевна Липчанская. – Надо задать вопрос: «Что заставляет сегодня руководителей сельхозпредприятий переходить на no-till?» Ведь какие причины на самом деле стоят за этим интересом? Посмотрите глубже – и выяснится, что у одного кадров нет, другой новую технику купил взамен старой, у третьего нет возможности покупать и хранить большой объем ГСМ, поэтому он берет один посевной комплекс… Все начинается не с технологии, а с возникающих практических проблем. Поэтому прежде всего интерес к no-till имеет экономические предпосылки и связан с реальными проблемами в хозяйствах: например, такими, как кадровый голод. Но мы сегодня понимаем, что при переходе на no-till много трудностей. Чтобы заниматься прямым посевом, нужно как минимум 8 лет готовиться к переходу. Поля должны быть идеально ровными, мульча – не менее 8 см. Та технология, по которой работали многие годы, была завязана на определенной технике, подборе семян, средств защиты растений. Все было создано под классическую систему земледелия. Но с изменением политической и экономической ситуации в стране той техники, на которую была рассчитана «классика», просто нет сейчас. В страну завозится импортная техника, рассчитанная на другую систему земледелия. И покупая ее, чтобы обновить свой технический парк, фермер вынужден переходить на минимальную обработку почвы. Продажа импортной техники, которая заявлена как энергосберегающая, приобретение зарубежных семян по сути влечет за собой перенос технологий других стран на нашу землю. Поэтому процессы, которые мы сейчас наблюдаем, обусловлены комплексом социальных и экономических предпосылок. Проблем в сельском хозяйстве сегодня так много, что ни ученые, ни практики не могут прийти к единому мнению в их решении. Безусловно, каждый имеет право на свою точку зрения. И это нужно учитывать прежде всего. Кроме того, надо смотреть на уровень затрат на производство, себестоимость продукции и достижения. И эти экономические расчеты уже нужно брать во внимание, чтобы понять, какая технология сегодня наиболее приемлема. Что касается нулевой технологии, то мало смотреть на результаты 3 лет ее применения, прежде чем сделать правильные выводы, потребуется 5, 10, а то и 20 лет.

– Одно дело, когда ученый доказывает свою теорию, он преследуют лишь цель доказать ту или иную точку зрения, – говорит председатель ООО АКХ «Кузнецовская» (Иловлинский район Волгоградская область) Михаил Александрович Хабаров. – Производственнику все равно, что важнее пахать или не пахать, какая теория главнее, ему важно знать правдивый результат, – дает это прибыль или нет. Поэтому я, конечно, прислушиваюсь к мнению авторитетных ученых, но потом проверяю все на своем поле. Меня настораживает то, что многие авторитетные люди сейчас говорят, что пары не нужны, нужна только нулевая технология.

Как практик на собственном опыте могу сказать, что в нашей зоне (светло-каштановых почв) не накапливается столько растительной массы, чтобы создать глубокий мульчирующий слой или травяную подушку. Поскольку почва более щелочная, органика быстро разлагается. И создать мульчирующий слой можно только обработкой. 8-10 см должен быть рыхлый слой, чтобы исключить капиллярные испарения снизу. В связи с этим я смотрю на no-till с опаской. Может, что-то мы и возьмем из этой системы и через какое-то время начнем использовать, но не везде и не всегда. По моему убеждению, переходить на эту систему можно там, где в конце августа гарантировано выпадает 20-30 мм осадков, то есть достаточное количество для всходов и развития озимых. Если этого нет, то перейдя на no-till можно попросту привести хозяйство к краху.

Хотим мы того или нет, но озимые культуры – основные в нашем регионе. По ним засуха и недобор урожая случается гораздо реже, чем на яровых. В нашем хозяйстве мы сеем три культуры: озимые (40%), нут (40%) и подсолнечник (20%). Ведь наша беда не столько в том, что у нас выпадает мало осадков, сколько в том, что выпадают они не вовремя. Выбор культур определен таким образом, чтобы осадки, которые мы предугадать не можем, обеспечили хоть на одной культуре стабильным урожаем. Если осадки пришлись на осенний и весенний период – мы получаем урожай озимых, если на конец мая – в июне – это хорошо для нута, осадки в конце июля – начале августа обеспечивают нас урожаем подсолнечника. Конечно, в нашей зоне подсолнечник было бы неплохо с экономической и биологической точки зрения заменить на сорго (это более засухоустойчивая культура), но на него нет спроса. Хотя это и хорошая кормовая культура, но у нас практически нет животноводства, и на производство спирта она хорошо идет. Но рынков сбыта нет.

 

Первопроходцы

Система no-till появилась именно потому, что работа на земле по «классике» принесла проблемы, с которыми справиться можно было, лишь изменив подход полностью. Так, в Северной Америке на no-till перешли после появления пыльных бурь в первой половине прошлого столетия, в Советском Союзе пыльные бури в Северном Казахстане и Западной Сибири в 50-х годах заставили ученых и практиков также подумать о другом подходе. И хотя технология, которую внедряли Т. С. Мальцев и А. И. Бараев, не являлась «нулевой», так как предусматривала обработку почвы плоскорезами без оборота пласта с сохранением пожнивных остатков на поверхности почвы и получила название безотвальной обработки почвы, тем не менее опыт сегодня тоже учитывается. Добились значительных результатов после внедрения no-till в Латинской Америке (Бразилии, Аргентине и ряде др. стран). И хотя природно-климатические условия этих стран существенно отличаются от наших, все же именно опыт Латинской Америки позволяет сегодня совершенствовать технологию прямого посева.

Процесс масштабного освоения no-till в России начался в 2000-х годах. Сегодня в освоении прямого посева в России лидирующие позиции занимают Белгородская область и Ставропольский край. После засухи 2010-го года активизировался процесс внедрения нулевой технологии и в других регионах (Оренбургской, Самарской, Саратовской областях, Алтайском и Краснодарском краях). Из стран СНГ активнее всех внедрение прямого посева происходит в Казахстане.
Земледельцы Волгоградской области, особенно после череды засух, с 2010-го года активно стали интересоваться системой no-till. Вдохновляют многих результаты, полученные первопроходцами-земляками.

В агрохолдинге «Гелио-Пакс» (Волгоградская область) точкой отчета по освоению технологии прямого посева стал 2006-ой год. С приобретением посевных комплексов «Бурго» был заложен производственный опыт: провели посев ярового ячменя по стерне кукурузы. В тот год в период кущения ячменя сложились крайне неблагоприятные погодные условия с экстремально высокими температурами и низкой относительной влажностью воздуха. И если в производственных посевах растения ячменя находились в угнетенном состоянии, то опытный посев удивил прекрасным состоянием и хорошей кустистостью. По результатам уборки в производственных посевах яровой ячмень сформировал урожай в 22 ц/га, а на опытном участке на 3 ц/га выше, и это несмотря на ряд технологических «шероховатостей».

В 2010 году в хозяйствах агрохолдинга «Гелио-Пакс» уже была апробирована схема прямого посева после кукурузы, подсолнечника и озимой пшеницы. Полученные результаты с учетом минимизации затрат, правда, имевших место недочетов, все же добавили оптимизма к дальнейшему внедрению данной технологии. Так, осенью 2011 года площадь полей агрохолдинга под прямой посев озимых уже составила 6800 га, в том числе 2467 га после кукурузы и 4069 га после подсолнечника. Полученные данные по урожайности в 2012 году показали, что получить стабильный урожай по системе no-till возможно: урожайность пропашных культур в первый год применения технологии прямого посева практически не уступала урожайности классическому варианту обработки почвы, сложившемуся в агрохолдинге. Осенью 2012 года под озимые по технологии прямого посева уже отдают площадь 14 570 гектар из 46 000 га.

На сегодняшний день в ЗАО «Гелио-Пакс» глубоко и всесторонне изучают нулевую технологию: закладываются многочисленные опыты по изучению норм высева различных районированных сортов, доз удобрений и пр. Руководство и специалисты агрохолдинга, перемещаясь на другие континенты, пристально следят за передовым опытом земледельцев из разных стран и тесно общаются с представителями науки.

– Нельзя говорить ни о чем крайними категориями, и полемика ярых противников, которые зачастую поверхностно знают предмет своей критики, и ярых сторонников, которые упрощают или игнорируют трудности внедрения ноу-тилла, выглядит бесполезным занятием, – считает заместитель генерального директора ЗАО «Гелио-Пакс», генеральный директор ООО «Волгогелиопром» Александр Алексеевич Кочубей. – Тот же пар при всех своих минусах, связанных с эрозией и ускоренной деградацией почвенного плодородия, является на сегодняшнем нашем технологическом уровне эффективным средством снижения себестоимости зерна и стабилизации его производства. Поэтому и скоропалительный «вход» в ноу-тилл без получения собственного многолетнего опыта чреват большими экономическими потерями. Данная технология не так проста, как кажется или как ее представляют некоторые сторонники. Она требует больше знаний от агрария по биологии сорняков, вредителей, по средствам защиты растений, почвоведению, постоянного мониторинга поля и наработки своего бесценного опыта. Первые шаги по внедрению технологии прямого посева нами были сделаны еще в 2006 году, но более последовательно и активно ею стали заниматься с осени 2010-го года. Уже накоплен первый опыт неудач и достижений, и многие наши специалисты уже достаточно неплохо начинают ориентироваться в этой, безусловно, интересной и перспективной технологии. Но говорить о полном переходе для нас пока еще рано – слишком много еще видится проблематичных моментов. Но сегодня можно определенно сказать, что ноу-тилл работает и имеет место быть на наших полях. Необходимо только получить достаточный опыт по различным нашим почвенно-климатическим зонам для его систематизации и обобщения. Для этого требуется время, изучение и обмен опытом активных сторонников, а также поддержка науки и власти.

Между тем, популяризации no-till в регионе способствовал опыт Сергея Вахитовича Кажгалиева (Новоаннинский район, Волгоградская область), который в 2010 году, круто повернув от традиционных методов хозяйствования, встал на путь ресурсосбережения и повышения гектароотдачи. Четко отработав на протяжении пяти лет минимальную технологию, на 6700 га обрабатываемых земель в хозяйстве не осталось ни одного сантиметра земли, занятого под пар. Как считает фермер, уже в начале производственного пути по этой технологии он добился неплохих результатов. – Первые урожаи выращиваемых культур, несмотря на период освоения, были достойными, а экономия средств, по моим подсчетам, ощутимая, – делится с «ПОЛЕМ» С. В. Кажгалиев. – Судите сами: в экстремально засушливом 2010 году показатели урожайности по нулевой технологии в сравнении со многими хозяйствами района выглядели вполне конкурентоспособными. Урожайность озимой пшеницы – 26 ц/га, яровой – 25 ц/га, ячменя – 20 ц/га, кукурузы на зерно – до 40 ц/га, подсолнечника – до 25 ц/га, сои – до 15 ц/га. Вкупе с низкими затратами в хозяйстве я получил ни сколько высокую урожайность, сколько равновесие цены на сельхозпродукцию.

Перед внедрением Сергей Кажгалиев стал целенаправленно изучать технологию прямого посева: читал специальную литературу (Овсинский, Фолкнер, Фукуока), знакомился с опытами зарубежных земледельцев – из Европы и Украины, искал отзывы и ответы на возникшие вопросы на интернет-сайтах. Получив для себя больше доводов ЗА прямой посев, Сергей Вахитович начал с «нуля». Правда, тернист был путь генерального директора хозяйств ИП КФХ «Кажгалиев С. В.» и ООО «Полевое». Волгоградский пионер нулевки признался, что идти к пункту назначения «Ресурсосбережение» ему пришлось практически в полном одиночестве – без активного участия представителей науки, тогда в большинстве своем радикально настроенных и чаще пытающихся освистать технологию прямого посева и найти в ней больше недостатков, нежели преимуществ; без поддержки государства, не инвестирующего в инновационные проекты в сельском хозяйстве, тем самым не поддерживая эксперименты земледельцев-новаторов. Но благодаря искренней вере в идею, огромному запасу терпения, оптимизму и целеустремленности Сергей Вахитович твердо шел к своей цели.

Молва об успехе волгоградского земледельца облетела область и вышла за ее пределы. За знаниями и опытом внедрения метода прямого посева приезжают не только местные сельхозтоваропроизводители, но и производственники из Саратовской, Воронежской, Тамбовской областей.

– Отказаться от традиционной системы земледелия и обратить внимание на технологию прямого посева меня заставила нужда, делится с редакцией Сергей Вахитович. – Традиционная технология невозможно затратная. И в рыночных условиях она не выдерживает конкуренции. В недавнем прошлом у меня на полях все было как в советском лозунге: «Битва за урожай». Производственные дела шли с переменным успехом: сеяли, убирали, но особенных результатов, выраженных в высокой урожайности и возможности после продажи получить от этого достойную прибыль, не было. И потом… уже продолжительное время остро стоит вопрос диспаритета цен: постоянно дорожают техника, топливо, удобрения, средства защиты растений, а стоимость сельхозпродукции остается неизменной. Я чувствовал ответственность перед своими работниками: ни в коем случае не хотелось сокращать штат, к тому же более 100 человек должны были стабильно получать достойную зарплату, а не сводить концы с концами. В общем, сплошной «головняк»: люди морально и физически уставшие, задействовано много техники, солярка льется тоннами – деньги попросту хоронились в землю. Ну а повторяющаяся аномальная жара весенне-летних периодов последних лет изнуряла посевы, существенно корректировала прогнозируемую урожайность в сторону понижения и натолкнула на мысль, что надо что-то радикально менять. Я стал искать выход. И он был найден: перейти сначала на минимальную технологию и, в связи с этим, безболезненно начать с «нуля».

Идея нулевого земледелия, по мнению смельчака Кажгалиева, – не просто способ удешевления производства: реальная возможность уйти от лишних расходов, оптимизации материальных средств и ресурсов, но и реальный шаг по пути развития современного многоотраслевого сельхозпредприятия. Так, за счет высвобождаемых из технологического процесса людей появятся дополнительные возможности для ведения других отраслей сельского хозяйства. Помимо производства зерна пшеницы, ячменя, кукурузы, маслосемян подсолнечника, можно заняться, например, выращиванием овощей, птицы. На очереди – животноводство. И потом, no-till – гарант получения более дешевой продукции, что особенно важно для России, вступив в ВТО.

Не менее известным благодаря внедрению системы no-till стал и председатель СПК «Троицкий» Алексей Викторович Ишкин. О его опыте в «ПОЛЕ деятельности» мы писали совсем недавно (№4, 2013 года «Алексей Ишкин: No-till – это не новая технология, а совершенно новая философия»). Прочитав эту статью, в редакцию постоянно обращаются фермеры из разных регионов России, чтобы узнать подробности, задать интересующие вопросы. Алексей Викторович 8 лет изучал технологию прямого посева, сначала опробовал ее на небольшой площади, а с этого года полностью перевел хозяйство на новую систему земледелия.

– Преимущества no-till неоспоримы, особенно для нашей климатической зоны, – утверждает Алексей Викторович Ишкин. – Прежде всего – это активное влагозадержание, так как стерня препятствует испарению воды с поверхности, способствует лучшему ее впитыванию, уменьшению эрозии и обеспечивает биологическое питание почвы. При отказе от пахоты начинается медленный процесс восстановления гумуса и биологической активности почвы, накопление углерода – источника питания микроорганизмов. Сокращаются расходы на ГСМ, так как уменьшается количество операций, а также парк используемой сельхозтехники. А самое главное – это повышение урожайности и ее стабилизация.

В этой статье мы не хотим делать выводы и предлагать вам выбрать чью-то сторону. Оставим возможность каждому руководителю сельхозпредприятия самому решить для себя, – обрабатывать ему свою землю или нет. Одно можно утверждать смело. Хотя no-till как системе земледелия требуется еще пройти проверку и доказать свою жизнеспособность, на что потребуются десятилетия. Между тем, очевидно, что интерес прежде всего земледельцев-практиков к ней настолько высок, что приверженцы традиционной классической системы земледелия в научном мире не могут уже отрицать и продолжать утверждать, что эта система не пригодна, заявляя с высоких трибун: «Там где «ноль» – будет ноль». Пришло время начать масштабные изучения опыта внедрения технологии прямого посева в разных природно-климатических зонах. Ведь результаты исследований так или иначе смогут дать ответы на многие практические вопросы и позволят сформировать рекомендации для работы в разных условиях. Но прежде чем обвинять сельскохозяйственную науку в том, что она не расторопна, давайте зададим честный вопрос: «А была ли у науки такая задача, изучать no-till? И кто науке на это выделил средства или дал технику?» Если мы ждем, что это должны сделать коммерческие компании, то понимаем заранее, какие и кому выгодные результаты будут получены после таких исследований. Но это, пожалуй, тема уже другой статьи, не менее болезненной и актуальной.

 

Мнения

Андрей Викторович Штепо, глава КФХ (Калачевский район, Волгоградская область):
– No-till мы заинтересовались давно, но вникнув в суть, сразу отказались от идеи перевести свое хозяйство на эту технологию. В 2008 году мы собрались делегацией из восьми человек, руководителей хозяйств и на свои деньги слетали в Канаду в провинцию Манитоба посмотреть, как работают их фермеры по no-till. Посмотрели и поняли одно, у них свыше 800 мм осадков. У них другие проблемы. Пришла пора сеять, а у них стерня прошлых лет не дает произвести посев. Им в 2008 году муниципалитет даже разрешил сжечь ее. Мы даже это засняли и привезли видео и показали тогда заму губернатора (на тот момент Николая Кирилловича Максюты) Павлу Павловичу Чумакову. Ну это особенности одного года. Я не спорю, технология очень интересная. Но когда нам говорят, что через семь лет у нас будет мульчирующий слой определенной толщины, то мы его в даже Канаде не увидели. А уж то, что он будет у нас в Калачевском районе, тем более сомневаюсь.
Думаю, в Волгоградской области по системе no-till работать можно, но только начиная с Михайловского района и севернее. Знаю у Алексея Викторовича Ишкина в Михайловском районе получается работать по этой системе. Получается у Сергея Вахитовича Кажгалиева в Новоаннинском. Сергей Владимирович Шкарупелов из Киквидзенского района перешел на no-till. Но с ними рядом живут и работают мои знакомые Александр Владимирович Гришин (Новоаннинский район) и Анатолий Владимирович Гамбург (Киквидзенский район) пока не готовы к переходу, у них остаются вопросы.
В Канаде нам говорили, что для системы no-till нужно не менее 700 мм осадков в год. Но если основная масса осадков у нас приходится на зимний период, то no-till не пойдет, потому что осадки должны приходиться максимально на период вегетации растений. Что касается южных районов области, на мой взгляд, здесь no-till внедрять рискованно. Я бы сказал, опасно. Это, скорее всего, приведет хозяйство к краху.
К тому же, мы посчитали расходы и сравнили их с затратами на гектар, что мы несем по «классике». Получилось, что экономии никакой и нет. Зато со временем возрастают затраты на «химию». К тому же, тем, кто собирается переходить на эту систему нужно подумать о том, с какими проблемами в плане защиты растений от болезней и вредителей придется столкнуться, когда мульчирующий слой появится. Так что стоит задуматься, будет ли стоить овчинка выделки?

Александр Борисович Колесниченко, директор ООО «СП Донское» (Калачевский район, Волгоградская область):
– No-till – перспективная новая система земледелия, но подходить к переходу на эту технологию надо с осторожностью. В 2005 году я побывал на Украине, на международной конференции по no-till, организатором которой был холдинг «Агро-Союз». Тогда там собрались ученые и практики по нулевой технологии со всего мира. Я, признаюсь, был в восторге от того, что услышал и увидел там. Конечно, очень заинтересовался этой системой. Подумал, ну раз почти весь мир занимается, почему бы и нам не перейти.
Тогда во время беседы с одним профессором из Аргентины (он уже 30 лет работает по системе no-till, но у них, надо отметить, выпадает 1200 мм осадков в год) я задал ему волнующие меня больше всего вопросы.
Для начала рассказал о хозяйстве, что мы получаем 25-30 ц/га озимых, яровых 15-20 ц/га.
Сказал ему, что хотел бы перейти поэтапно, постепенно на эту систему земледелия. И задал вопрос: «Если у нас выпадает 300-350 мм в год, сколько мне надо ждать лет, прежде чем я получу ту же урожайность, которую получаю сегодня?». Он долго думал, потом ответил: «Я могу ошибаться, но думаю, лет 12-15, не меньше, но может быть и больше. И только тогда в тех условиях, в которых Вы работаете, Вы придете к той урожайности, которую получаете сегодня».
И тогда я задумался: как жить, выживать эти долгие 15 лет, что делать с людьми, которые у меня работают? Может, и нужно внедрять технологию прямого посева, но если смотреть мировую практику, то сегодня видно, что no-till прижился именно там, где выпадает свыше 800 мм осадков в год, уж точно не меньше. А в Аргентине – это 1000-1200 мм. Там, безусловно, эта система оправдана. Может, она приемлема для севера нашего региона, где выпадают стабильные осадки свыше 500 мм.
В нашей зоне, в Калачевском районе Волгоградской области, боюсь, что нет. Если пострадает от своего неправильно выбора один фермер, это печально, но если пострадают люди, которые у него работают, это страшнее. Сегодня в ООО «СП Донское» трудится около двухсот человек и мне нужно думать в первую очередь о них. И мой неправильный выбор обернется бедой для огромного количества семей, которым некуда будет пойти.

Владимир Александрович Гришин, главный агроном ООО «Гришиных» (Новоаннинский район, Волгоградская область):
– Я пока не вижу смысла что-то менять в той технологии, по которой мы сегодня работаем. Это большой риск. Переход на no-till предполагает отказ от всей техники, которая была закуплена годами и серьезные вложения в приобретение новой техники. А если эта технология не пойдет?
Дело в том, что здесь нужно каждому делать выбор для себя в зависимости от конкретных условий. Даже в 10 км от нас есть хозяйства, у которых уже другая земля, другие поля. И может у них получится работать по no-till. Я уважаю смелых людей, профессионалов, их мнение. Если у них все получилось, я рад. Но мы пока для себя решили работать по классической системе с элементами минимальной обработки почвы. Интересуемся этой темой больше для собственного развития, не более того.

Сергей Павлович Глаголев, глава крестьянского хозяйства (Аннинский район, Воронежская область):
– У нас хозяйство не очень большое, всего 400 га. Основные культуры: зерновые, подсолнечник, гречиха. Свеклу 15 лет сеяли, но сейчас отказались. Двадцать два года я работал по «классике», но сейчас планирую перейти на no-till. Собираюсь совсем отказаться от подсолнечника, ввести в севооборот бобовые. Сейчас подбираю новые культуры: сою, люпин и планирую оставить зерновые. Считаю, что такой набор культур подходит для возделывания по данной системе. Как получится, покажет время. Почему я решился на такой переход? Не зря говорят, двигатель прогресса – это лень.
Сколько можно гробиться и тратить деньги на вспашку, культивацию, прикатку, дискование? Хозяйство у нас небольшое, а техника дорогая, чтобы покупать ее на все эти работы. Получается, нам нужна будет сеялка прямого посева, опрыскиватель и комбайн. Три года изучал эту тему, в прошлом году купил трактор, в этом году сеялку присмотрел. Понимаю, что будут серьезные проблемы с сорняками в первое время, но, надеюсь, через несколько лет окажется, что нынешнее мое решение верное.

Владимир Федорович Поляков, глава КФХ (Новониколаевский район, Волгоградская область):
– Наше крестьянское хозяйство существует с 1991 года, площадь пашни почти 3 тысячи га. Работаем по трехпольному севообороту по классической системе (озимые, подсолнечник, кукуруза и пары). С этого года переходим частично на no-till, для этого купили сеялку прямого посева. Основная причина – недостаток влаги и, конечно, снижение урожайности в связи со снижением уровня плодородия почвы. Надеемся, что технология прямого посева позволит частично решить эти проблемы.

Сергей Геннадьевич Привалов, начальник цеха №2 ОАО «РАО «Алексеевское» (Алексеевский район, Волгоградская область):
– Сегодня жизнь сама заставляет искать новые пути и подходы в работе. За последние годы многое перевернулось буквально с ног на голову. Чему нас учили раньше в техникумах и институтах, сегодня в нынешних условиях не всегда экономически обосновано. Классическая система земледелия была эффективна в те годы, когда энергоносители стоили копейки, а сейчас рост цен такой, что волей-неволей задумаешься, как дальше жить и работать. В этом году мы около 2 тыс. га отдали под нулевую технологию. Взяли новые отечественные сеялки прямого посева, были у нас свои пропашные сеялки, которые тоже пригодились. Изучаем эту технологию, читаем об опыте в журнале «ПОЛЕ деятельности», ну и посмотрим к осени на результаты.

Павел Анатольевич Паничкин, директор ООО «АгроЭлита» (Самойловский район, Саратовская область):
– Я не стремлюсь к переходу на no-till. Хорошо в Аргентине работать по этой технологии, когда в год почти 2 тысячи мм осадков. А у нас осадки такая редкость, что возникают большие сомнения в том, что удастся накопить влагу таким способом. В нашей зоне переходить на эту технологию – большой риск. И пока я не уверен, что он будет оправдан.

Михаил Иванович Коленкин, глава КФХ (Петровский район, Ставропольский край):
– Я собираюсь переходить на нулевую технологию. Во-первых, это экономия на энергоносителях, во-вторых, no-till позволит сберечь влагу и за счет этого получить урожай. В последние годы засуха за засухой не оставляет надежды на урожай. Климат меняется, это очевидно. И классическая система земледелия уже не оправдывает ожиданий. Безусловно, нужно искать более эффективные новые подходы. По-моему, технология прямого посева наиболее перспективна в этом плане.
журнал «ПОЛЕ деятельности», №10, 2013 г.

Т.С. Мальцев – родоначальник современного ресурсосберегающего почвозащитного земледелия Зауралья

 В далеком 1949 году в газете «Красный Курган» Т.С. Мальцев писал: «Периодическое чередование глубокой обработки почвы с обработкой поверхностной может дать неожиданные результаты и вызовет необходимость внедрения новых экономически выгодных мероприятий. Могут быть найдены такие способы обработки земли, которые позволят расходовать меньше средств и времени, но принесут лучшие результаты».

В основу своей системы земледелия Т.С. Мальцев положил новые, необычные для 50-х годов прошлого столетия теоретические идеи и практические разработки, идущие вразрез с господствующей в то время травопольной теорией В.Р. Вильямса. Основные слагаемые системы Мальцева таковы: зернопаротравяные севообороты с короткой ротацией и высокой долей чистого пара; система обработки почвы, в которой глубокие безотвальные рыхления чередуются с мелкими поверхностными обработками; система машин для выполнения этих работ; сроки посева, дифференцированные в зависимости от возделываемых культур и местных сортов яровой пшеницы, адаптированных к природным климатическим особенностям региона; лущение стерни как ресурсо-и влагосберегающий способ обработки почвы и другие.

Не секрет, что многие почвозащитные приемы земледелия, взятые на вооружение Т.С. Мальцевым, были известны уже в начале 20-го века. Основоположником минимизации почвообработок считается И.Е Овсинский, который разработал новую систему земледелия для засушливых территорий Украины. Он рекомендовал вместо вспашки культивировать почву на глубину 5 см для создания рыхлого поверхностного слоя, который предохраняет почвенную влагу от испарения. Его приемы обработки по преодолению засухи получили развитие в работах академика Н.М. Тулайкова в Поволжье (1911, 1932 гг.), профессора М.З. Журавлева в Западной Сибири (1932г.) и в других трудах отечественных и зарубежных ученых. В.И Кирюшин отмечает, что Т.С. Мальцев знал работы Н.М. Тулайкова и был знаком с ним лично. В определенной мере он владел сведениями о зарубежном опыте минимизации почвообработки. По инициативе Терентия Семеновича была переведена на русский язык и издана в России книга Э. Фолкнера «Безумие пахаря».

Большим подспорьем при разработке системы земледелия Терентию Семеновичу Мальцеву служили исследования Шадринского опытного поля, которое он часто посещал и интересовался результатами.

В рукописном издании «Борьба с засухой на черноземе лесостепи Зауралья», подготовленном сотрудником опытного поля В.К. Крутиховским в 1929 году и опубликованном нашим институтом в 2011году, имеется целый ряд сведений по различным вопросам земледелия, не утративших своего значения и в наши дни. По результатам этих исследований было установлено, что наиболее радикальными мерами борьбы с сорняками и засухой в северо-западной зоне Зауралья являются: хорошо подготовленные, удобренные ранние пары; севообороты с разнообразным набором культур, в том числе засухоустойчивых; оптимальные сроки посева для каждой возделываемой культуры; осенняя обработка жнивья вместо весенней вспашки и ряд других агротехнических приемов.

В книге «Овсюг и меры борьбы с ним», опубликованной А.О. Чазовым в 1930 году, приводятся биологические особенности сорняка и целый комплекс мер борьбы с этим «злейшим и упорным врагом земледельца» того времени.

Полезные сведения по вопросам обработки почвы после уборки урожая содержались и в книге В.К. Крутиховского «Обработка жнив в черноземном лесостепном Зауралье», изданной в 1931 году. Основные требования к обработке стерневых фонов сводились к следующему:

- вспашка жнив должна производиться с осени;

- чем раньше поднята зябь осенью, тем выше урожай культуры, идущей по зяби;

- борона за плугом – обязательный прием.

Наряду с этим рекомендовалась и ранневесенняя вспашка - прием, который впоследствии не прижился на полях Зауралья. В.К. Крутиховский также не рекомендовал «злоупотреблять» применением лущильника, в то время как Т.С. Мальцев считал лущение ресурсо-и влагосберегающим приемом и использовал его в качестве одного из основных при осенней обработке почвы. Он писал: «Обеспеченность растений влагой на не паханной в течение ряда лет почве, как показывает наш опыт, не хуже, чем на вспаханной. Наличие рыхлого поверхностного слоя на поле с момента уборки предыдущей культуры до самого посева следующей культуры защищает почву от испарения влаги и создает условия для проникновения дождевой воды в нижние горизонты» («Красный Курган», 1953).

В настоящее время мелкая поверхностная осенняя обработка стерни (лущение или культивация) широко применяется земледельцами во всех природных зонах Зауралья и в других регионах Урала и Западной Сибири.

По утверждению целого ряда видных ученых, Т.С. Мальцев является автором ранее неизвестных земледельческому миру начала ХХ века теоретических предположений и практических приемов по различным вопросам земледелия.

В.И. Овсянников - ученый, практик, много лет работавший в северо-западной зоне Зауралья в качестве научного руководителя полевых экспериментов и руководителя крупных сельскохозяйственных предприятий, в статье «Роль Т.С. Мальцева в развитии земледельческой науки» (2005) писал, что система Т.С. Мальцева служит «отправной точкой в движении к минимизации почвообработок».

По мнению академика РАСХН А.Н. Каштанова положение, разработанное Т.С Мальцевым о равнозначной роли однолетних и многолетних трав в почвообразовательном процессе, в котором он убедительно доказал, что однолетние травы наравне с многолетними могут обогащать почву органическим веществом и создавать прочную комковатую структуру, является настоящим открытием.

Основоположник почвозащитного земледелия на целинных землях Северного Казахстана, Западной Сибири и Алтая академик А.И. Бараев высоко оценил роль Мальцева в формировании новой системы земледелия. В статье «Сущность метода Т.С. Мальцева» он поддержал его идею о том, что «не однолетние растения истощают почву, а излишние отвальные обработки». А.И. Бараев одобрил и аргументировал особенности системы обработки почвы, разработанной Т.С. Мальцевым, в которой глубокие безотвальные рыхления почвы в паровом поле сменяются мульчирующими обработками в остальных полях севооборота. Такая комбинированная система обработки почвы, по мнению всемирно известного ученого, оказывает положительное влияние на плодородие почвы (образуется деятельный перегной, улучшается структура), а за счет верхнего мульчирующего слоя лучше сохраняется влага.

Научные сотрудники Почвенного института Академии наук СССР П.У. Бахтин и Н.Н. Никанорова в течение двух лет изучали «мальцевскую» систему обработки на полях Шадринской опытной станции и пришли к выводу, что при переходе на глубокую безотвальную обработку в почвообразовательном процессе происходит целый ряд положительных изменений. По их данным, в глубоко взрыхленном пару улучшаются физические свойства, больше накапливается влаги и питательных веществ. На глубине 0-30 см отмечается увеличение общей численности бактерий и грибов. Особенно увеличивается количество аммонифицирующих и целлюлозоразлагающих бактерий, нитрификаторов и анаэробов.

Кроме того, глубокая безотвальная обработка в паровом поле была в 50-е годы прошлого столетия практически единственным действенным приемом, позволяющим без химических средств успешно бороться с многолетними корнеотпрысковыми сорняками. Выступая на Всесоюзном совещании в колхозе «Заветы Ленина» и г. Шадринске в 1954 году, Терентий Семенович сказал: «Поля у нас, как известно, сильно засорены. Где же эти сорняки лучше уничтожить, как не в пару?». Он отказался от черного и раннего паров, которые В.К. Крутиховский считал лучшими: «Не черный пар (пар, паханный с осени), а также не ранний чистый пар являются самыми лучшими парами в смысле очищения от сорняков, как считалось до сих пор» («Красный Курган», 1950). Для уничтожения овсюга и корнеотпрысковых сорняков в паровом поле Терентий Семенович избрал свою тактику: за счет осеннего мелкого лущения он проращивал семена овсюга, затем весной, после массовых всходов, уничтожал его лущильниками и боронами. Глубокое подрезание корней осота розового проводил и в июне, когда, по его словам, земля уже известным образом обработана, влага сохранена, овсюг и осот спровоцированы. Академик А.Н. Каштанов назвал Т.С. Мальцева «крупномасштабным мыслителем современной земледельческой науки». В ранний период своей научно-практической работы удивительно точное предположение сделал Т.С. Мальцев по вопросу сохранения и увеличения плодородия почвы. Вот один из примеров. В статье «За творческое развитие агрономической науки» в 1951г. он писал: «Увеличение урожая вызовет большее обогащение почвы органическими корневыми и пожнивными остатками и усилит положительное влияние пшеницы на плодородие почвы». Это предположение Т.С. Мальцева подтвердилось результатами его опытов, заложенных в 1968-1970 гг. Анализ сорокалетних результатов исследований Шадринской опытной станции, проведенный В.И. Волынкиным, подтвердил, что за четыре ротации пятипольного севооборота (1970-1990 гг.) содержание гумуса в слое почвы 0-30 см в первую очередь изменялось в зависимости от уровня урожайности возделываемых культур и в меньшей степени - от способов основной обработки почвы.

Следовательно, изменение урожайности и количества растительных остатков, поступающих в пахотный слой почвы, как и предполагал Терентий Семенович, стало основной причиной колебаний в содержании гумуса – основного показателя плодородия почвы.

Кроме природной интуиции, Терентий Семенович обладал и рационализаторскими способностями. Он не просто предложил новые агротехнические приемы, но и ряд конструктивных изменений отечественной сельскохозяйственной техники для выполнения этих приемов («мальцевский» плуг для глубокого рыхления почвы; лущильник с прямыми дисками; бороны с «лапчатыми» и ножевидными зубьями, сеялку улучшенной конструкции и др.).

Как всесторонне развитая личность, он занимался вопросами воспитания молодежи, его волновали проблемы экологии, социально – экономические и другие аспекты сельской жизни.

Достойный ответ тем, кто сомневается в заслугах Т.С. Мальцева перед отечественной земледельческой наукой и обществом, дал В.И. Овсянников: «Простая истина заключается в том,- писал Валерий Иванович, - что на фоне удушливой атмосферы догматических взглядов, господствовавших в земледельческой науке России в начале 50-х годов, именно Т.С. Мальцев, как никто иной, синтезировал и создал основные принципы земледелия для лесостепных районов Зауралья, Западной Сибири и Северного Казахстана».

 

В.А. Телегин, кандидат сельскохозяйственных наук; С.Д. Гилев, кандидат сельскохозяйственных наук; И.Н. Цымбаленко, кандидат сельскохозяйственных наук; Н.В. Ионина ФГБНУ «Курганский НИИСХ»

НИВЫ ЗАУРАЛЬЯ №6 (128) ИЮЛЬ 2015

 

90 000 лошадей в сельском хозяйстве - Wiadomości Rolnicze Polska

В 1993 году Чарли Пинни, английский фермер и строитель, заинтересовал своих коллег в Европе идеей создания организации, объединяющей людей, работающих с лошадьми, для обмена информацией, среди прочего, о конных машинах. При конструировании рабочего предка было опровергнуто убеждение, что работа с лошадьми связана с постоянным ходьбой за ними. Отныне вы можете ехать за лошадьми, прикрепив к предку основные орудия, такие как бороны, культиваторы, сеялки, волокуши и т.д.Старые гужевые машины также могут быть адаптированы к забою, что повышает комфорт работы при очень низких затратах. По данным ФАО, более 300 миллионов животных в мире до сих пор работают на человека, что означает 1 животное на 23 человека.

Также в Польше количество лошадей, работающих в сельском и лесном хозяйстве, не так уж и скромно. Как видно из очень оценочных данных Польской ассоциации коневодов, от 5% (Западно-Поморское воеводство) до 30% (Подкарпатское воеводство) населения, зарегистрированного в Польше, работают сезонно или время от времени в сельском и лесном хозяйстве.Это применительно к числу около 300 тысяч. лошадей, в среднем 15-20 тыс.

Стоит ли? Этот вопрос часто задают и я отвечаю на него - да! Многие преимущества в работе с лошадьми также связаны с контактом с этими животными. Удовлетворение от умения ладить с лошадью является результатом многолетнего ежедневного сотрудничества. Лошадь часто является членом семьи и, как и собака, сопровождает нас с самого начала цивилизации. Он часто живет с нами на протяжении всей своей взрослой жизни, более 25 лет разделяя тяжелый труд по добыванию средств к существованию.Работа с лошадью — это больше, чем просто обработка земли, это социологический элемент, это взаимный симбиоз, это акт совместного творчества в устойчивом сельском хозяйстве, это незаменимый элемент органического земледелия.

Очень простым примером является сравнение цены овса или энергетического корма с ценой топлива. Один килограмм овса стоит около 30 грошей. Максимальная суточная доза для трудолюбивой лошади составляет около 10 кг, т. е. 3 злотых в день. За один день (8-10 часов работы) можно вспахать ок.0,5 га, т.е. вспашка 1 га за 2 дня стоит около 12 злотых, в то время как трактор средней мощности может вспахать 2,5 га в день (около 10 часов работы), но стоимость топлива составляет около 3,50 злотых/1 литр, а расход топлива составляет примерно 15-20 литров на гектар. Таким образом, стоимость вспашки гектара трактором составляет около 70 злотых.
Новые технологии обработки почвы и агрегатирования машин, возможные за счет применения забоя, улучшают и значительно ускоряют работу. Итак, современная конная техника, и в частности рабочий предок, способна сломать стереотипное представление о сельском хозяйстве и снять с лошади ореол отсталости, который был ее символом.Поскольку «все видят лошадь», только новые машины меняют представление людей об использовании лошадей, и любовь к этим животным является основным условием. Люди, которые не любят этих животных и не имеют терпения работать с ними, пусть продолжают работать с тракторами, потому что это занятие предназначено для мастеров и теперь облагораживает людей, обладающих этим умением. Сегодня конный труд – это не отсталость и примитивизм, а важнейший чин в сельском хозяйстве, высшая полка в производстве органических продуктов – это отличие, которое есть у немногих и стоит запастись натуральным кормом на таких фермах.

, какое будущее у лошади в деревне? Я нахожу это очень многообещающим. Энергия, которую дает нам это животное, не только экологическая и возобновляемая, она также дает то, что редко принимается во внимание, а именно независимость владельца от всех забот, ведь топливо для лошадей не облагается акцизами и НДС, его можно производить на собственном поле, а полученное удобрение можно использовать непрерывно, не опасаясь, что мы уничтожим микроорганизмы в почве. Пока нет ограничений на проезд по сельским дорогам, техника и повозки не требуют регистрации, нет дорогих официальных сборов.Поэтому я призываю фермеров задуматься над тем, чтобы совместить полезное с приятным, не вести ли лошадей на определенные работы в хозяйстве, например на транспорт. За двусмысленными улыбками соседей часто скрывается ностальгия по работе, но стыд и комфорт делают их «цивилизованными». Все более частые шоу, соревнования и состязания с тяжеловозами привлекают толпы зрителей. Крупнейшим мероприятием такого рода в США являются «Дни прогресса лошадей» (www.horseprogressdays.com/index.asp), собирает до 50 тысяч. зрители. В Западной Европе это тоже выглядит впечатляюще, например, в Детмольде в Германии (www.pferdestark.de/Deutsch/Frame%20deutsch.htm) в 2009 году мероприятие под открытым небом под названием «Pferde Stark» было проведено за два дня примерно 19 тысяча люди. В Польше также проводится множество мероприятий, демонстрирующих мастерство лошадей и людей. Мероприятие под названием «У вашей лошади толстеют глаза» в Национальном музее сельского хозяйства и пищевой промышленности в Шреняве (www.muzeum-szreniawa.pl/). В нем приняли участие около 10 тысяч человек. зрители. Следующее мероприятие такого рода запланировано на октябрь 2010 года. Кроме того, в различных регионах нашей страны, от Вейхерово до Вислы, в период с весны до поздней осени во многих местах организуются мероприятия по верховой езде. Это возможность представить различные идеи использования лошадей. И это животное, сопровождающее человека на протяжении тысячелетий, имеет очень широкий спектр применения. Начиная с работы в сельском хозяйстве, спорте, армии, полиции, муниципальных предприятиях, лесном хозяйстве, туризме, отдыхе, иппотерапии и, наконец, как убойное животное, оно приносит нам людям много пользы и удовлетворения.Немногочисленные, хотя и весьма возмутительные, сведения о зверином обращении с этими животными свидетельствуют о нашем человеческом несовершенстве и отсталости, проявляющейся в таком поведении. Создание соответствующих законов и их строгое соблюдение могут уменьшить эту жестокую бездумность.

Окончание с оптимистическим акцентом Я ожидаю, как президент Польской ассоциации пользователей и друзей рабочих лошадей и производителей лошадей органических продуктов питания проф. Эвальд Сасимовски (www.konierobocze.pl/starańenie.htm) от «Брюсселя» соответствующей финансовой поддержки органическим фермерам, которые обрабатывают землю с помощью лошадей, как производителям продуктов питания высочайшего качества, потому что от этого зависит наше здоровье. Такое лечение уже некоторое время проводится нашей европейской федерацией FECTU (www.fectu.com), которая объединяет любителей лошадей со всей Европы (более 5000 человек). Когда в Брюсселе заметят наше присутствие? Трудно сказать, может быть, это частично зависит от нас, потому что продвижение здорового стиля производства, особенно в Польше, где условия все еще очень благоприятны, может быть полезным.У нас много небольших по площади ферм, где конный труд оправдан, нужно только внедрить соответствующую технику и сделать ассортимент культур более привлекательным для получателя - потребителя, что позволяет отказаться от посредников, и при этом получить рентабельность такое производство.
И еще повезло, что лечение трактором - по крайней мере, в Европе и Северной Америке - освободило лошадей от рабского труда. Сегодня люди, работающие с лошадьми, умеют рационально их использовать, превращая эту работу в настоящий шедевр мастерства, ведь это осознанный выбор, а не необходимость.

Продолжение следующего эпизода работы с забоем.

"

.

Пленки для сельского хозяйства, садоводства | Марма польские фильмы 9000 1

Пленка для садоводства и сельского хозяйства

Продукты для садоводства и сельского хозяйства пользуются популярностью, и одна из основных категорий продуктов, предлагаемых Marma Polskie Folie Sp z o.o. В группу входят продукты различного назначения и функций, общим знаменателем которых является защита растений от вредного воздействия внешних факторов и стабилизация роста.

Группа продуктов, предназначенных для садоводства и сельского хозяйства, включает пленки для различных задач и функций на различных уровнях развития .В группу входят как пленки с более простыми функциями, например, покрытие силосных буртов, так и многослойные туннельные пленки или специализированные пленки для защиты от УФ-излучения. Полный ассортимент пленок для сада и сельского хозяйства включает:

  • Тоннельные, трехслойные садовые пленки - специализированные и прочные пленки, предназначенные для устройства пластиковых тоннелей, защищающих растения от погодных условий, и в то же время обеспечивающих оптимальное рассеянное освещение.Благодаря этим преимуществам туннельные пленки создают соответствующий микроклимат, способствующий развитию растений и раннему цветению.
  • Агротекстиль белый предназначен для укрытия растений при неблагоприятных погодных условиях.
  • Агротекстиль нетканый черный применяется для мульчирования почвы и защиты от вредоносного воздействия сорняков.
  • Сетки затеняющие - сетки защищающие от чрезмерного солнечного света с различной степенью затенения.Их используют в питомнике и садоводстве, а также в качестве покрытия зон отдыха.
  • Рукава из фольги для силосования кормов - фольга, предназначенная в первую очередь для фермеров, позволяющая им запасать корм для своих животных на зимний период. Пленки защищают силос от потери питательных веществ и предотвращают порчу корма, герметично закрывая силос и защищая его от доступа воздуха и воды.
  • Силосная пленка - пленка, предназначенная для силосования растений, используемая в качестве внешнего покрытия насыпей, свай и т.п.Они ограничивают доступ воздуха и воды к корму, предохраняя его от порчи, и в то же время исключают потери образующегося СО2.

Почему стоит использовать фольгу для садоводства и сельского хозяйства?

Являетесь ли вы фермером или ухаживаете за своим садом, вы, безусловно, хотите заботиться о своих растениях. В обоих этих случаях цель состоит в том, чтобы получить фольгу для садоводства и сельского хозяйства. Пленки защищают молодые растения от неблагоприятных условий, особенно от заморозков, а также от града и внезапных дождей, обеспечивая им благоприятные условия для роста. Кроме того, пленки защитят ваши посевы от птиц и грызунов и уменьшат количество солнечного света, предотвращая быструю потерю влаги. Другими преимуществами пленки для садоводства и сельского хозяйства являются создание особого микроклимата для растений, что способствует их развитию и более раннему цветению.

Пленка для садоводства

Фольга для садоводства — это группа продуктов, предназначенная как для профессиональных садоводов, так и для любителей, ухаживающих за своими садами. В обоих случаях использование фольги для садоводства уменьшит вредное воздействие непредвиденных погодных условий и предотвратит развитие сорняков, вредных для растений . В эту группу товаров входят в основном черные нетканые материалы для мульчирования, которые защищают субстрат ваших растений, и белый агротекстиль, который используется для защиты растений от неожиданной погоды.

Сельскохозяйственная пленка

Если вы фермер, вы не можете позволить себе быть непредсказуемым.Сельскохозяйственные пленки предназначены для защиты ваших культур от вредных факторов, угрожающих их росту и, как следствие, обеспечения вам богатого урожая. Пленки для сельского хозяйства представляют собой группу различных продуктов, выполняющих различные функции от защиты от морозов и вредителей, до защиты от вредного УФ-излучения и обеспечения достаточного рассеяния света . Благодаря развитию и лучшим материалам, вы можете быть уверены, что ваш урожай будет в безопасности.
В предложении представлены пленки для сельского хозяйства различной толщины и прочности, чтобы вы могли найти нужный вам продукт.

На что следует обратить внимание при выборе фольги для садоводства или сельского хозяйства?

Все растения разные. Различны и условия, которые мы должны обеспечить растениям, чтобы они могли наслаждаться обильным урожаем или эстетическими впечатлениями. Именно поэтому, прежде чем покупать фольгу для сада и сельского хозяйства, следует подумать, какими параметрами она должна обладать.

Итак, на что следует обратить внимание при выборе фольги для сада или сельского хозяйства? Наиболее важные элементы:

  • Сезонность фильм - сезонность определяет количество сезонов, в течение которых фильм будет выполнять свои задачи.Поскольку современные пленки для садоводства и сельского хозяйства часто имеют сложные функции, такие как защита от ультрафиолета, должны использоваться в соответствии с их сроком службы. Сезонность определяется этим параметром, поэтому вы знаете, как долго данная пленка будет защищать ваши растения.
  • Прочность Пленка - этот параметр определяет насколько прочна пленка и как долго она сможет служить, защищая растения. Палитра прочности фольги варьируется, поэтому перед покупкой следует подумать, какие продукты вам нужны.
  • Светопропускание - Всем растениям для роста нужен свет. Выбирая фольгу для сада и сельского хозяйства, помните, что долговечность – это еще не все. Выбирайте продукты, которые пропускают нужное количество света, чтобы растения могли расти без затруднений. Также обязательно проверьте, чтобы выбранная фольга рассеивала свет равномерно, чтобы рост растений был равномерным по всей поверхности покрытия.
  • Защита от УФ-излучения - УФ-излучение представляет собой вредные волны, способные уничтожить насаждения.Поэтому стоит проверить, есть ли у фольги этот вид защиты. Этот параметр будет иметь особое значение при использовании фольги в очень солнечных местах.
  • Светопропускная способность - фольга для сада и сельского хозяйства предназначена для защиты растений от различных факторов, а также для обеспечения комфортного роста сельскохозяйственных культур. С другой стороны, свет необходим для развития растений. Перед покупкой пленки убедитесь, что она пропускает достаточно света, что позволит вам добиться удовлетворительного выхода.


Садовые пленки используются как профессионалами, которые хотят заботиться о размере своего урожая, так и любителями, которые с увлечением ухаживают за своим домашним садом. Выбор продукции Marma Polskie Folie Sp z o.o. Вы можете быть уверены, что результаты будут потрясающими.

.Вторжение России в Украину на 90 000 потрясло зерновой рынок. Это новые направления экспорта

Запасы, или около половины кукурузы, которую Украина должна была экспортировать в этом сезоне, становилось все труднее продавать из-за шоковой российской агрессии, вызванной ок.120 миллиардов долларов мировой рынок торговли зерном.

Рынки, заглушенные узкими местами в цепочках поставок, высокими фрахтовыми ставками и погодными явлениями, готовятся к дальнейшим потрясениям, поскольку поставки из Украины и России, на которые вместе приходится около четверти мировой торговли зерном, становятся все более сложными и усиливают призрак нехватки продовольствия .

До нападения России украинское зерно перевозилось по железной дороге в порты Черного моря, такие как Одесса и Николаев, где оно загружалось на суда, направлявшиеся в Азию и Европу.Из-за закрытых портов только небольшое количество кукурузы может быть отправлено на запад по железной дороге через Румынию и Польшу.

Катерина Рыбаченко, вице-президент Украинского клуба агробизнеса, считает, что зерно нельзя возить по железной дороге.«Это делает всю логистику очень дорогой и неэффективной, а также очень медленной. С точки зрения логистики это большая проблема», — рассказала в интервью Екатерина Рыбаченко.

Украина является одним из крупнейших в мире экспортеров кукурузы, пшеницы и подсолнечного масла.Из-за вторжения в Россию экспорт зерна в настоящее время ограничен 500 000 тонн. тонн в месяц по сравнению с 5 млн тонн до войны, что является убытком в 1,5 млрд долларов, сообщает Минсельхоз Украины.

Доля регионов в общем производстве кукурузы в Украине / Блумберг

Урожай из России, крупнейшего в мире экспортера пшеницы, продолжает поступать на рынок, но поставки и оплата будущих поставок находятся под вопросом.

В поисках альтернатив

Перебои с поставками зерновых и масличных культур — основных продуктов питания для миллиардов людей и животных во всем мире — вызывают резкий рост цен.Страны, опасающиеся возможной нехватки продовольствия, пытаются найти альтернативных поставщиков.

Индия, которая исторически собирала огромные урожаи пшеницы благодаря установленной правительством цене, теперь выходит на экспортный рынок, продавая рекордные объемы по всей Азии.Экспорт пшеницы из Бразилии за первые три месяца намного превысил общий объем прошлогоднего экспорта. Грузы кукурузы из США отправляются в Испанию впервые примерно за четыре года. А Египет рассматривает возможность поставок румынского зерна и пшеницы из Аргентины.

Но даже этих усилий может быть недостаточно, говорит Дэн Бассе, президент компании AgResource, занимающейся исследованиями сельскохозяйственных рынков.

Если конфликт затянется на лето, когда экспорт черноморской пшеницы обычно ускоряется, могут начаться настоящие проблемы.«Тогда мир начнет видеть недостатки», — сказал Бассе.

Альтернативные поставщики предлагают более дорогой фрахт, более длительные транзиты или смешанное качество, что еще больше ускоряет инфляцию продуктов питания.Доставка по всему миру уже нарушена из-за засухи в Канаде и Бразилии и транспортных проблем в некоторых частях мира — от перегруженности железных дорог в США до забастовок водителей грузовиков в Испании. Дополнительный шок от войны побил ценовые рекорды: фьючерсы на кукурузу и пшеницу в Чикаго выросли более чем на 20%. с начала этого года.

Война на Украине меняет глобальные экспортные потоки урожая / Блумберг

Организация Объединенных Наций предупредила, что цены на продукты питания - уже самые высокие в истории - могут вырасти на 22 процента.Резкое сокращение экспорта из Черного моря может привести к недоеданию до 13,1 миллиона человек, что спровоцирует распространение голода в мире, который продолжает восстанавливаться после последствий пандемии.

Сейчас в дело вступают другие поставщики.Благодаря более высоким ценам Индия, второй по величине производитель пшеницы после Китая, увеличила экспорт, который в прошлом сезоне может достичь рекордных 8,5 млн тонн.

Мартовские оценки экспорта изменились по сравнению с февралем / Блумберг

Индийские порты Кандла и Мундра в западном Гуджарате, основные ворота для экспорта пшеницы, были переполнены из-за стремительного роста продаж.Правительство предоставляет больше железнодорожных мощностей для перевозки пшеницы, а власти порта попросили увеличить количество терминалов и контейнеров для зерна. Некоторые порты восточного побережья Индии и порт имени Джавахарлала Неру в Мумбаи также готовятся к обработке отгрузок пшеницы.

«Мы продолжим крупномасштабный экспорт пшеницы для удовлетворения потребностей стран, которые не получают поставки из зон конфликта», — заявил в воскресенье министр продовольствия и торговли Индии Пиюш Гоял.«Наши фермеры сосредоточены на увеличении производства».

По данным Министерства торговли, Индия ведет переговоры о доступе на рынки Египта, Турции и Китая, трех из четырех крупнейших импортеров.Индия также ориентируется на других потенциальных покупателей, включая Боснию, Нигерию и Иран.

Экспорт может «легко» достичь 12 миллионов тонн в сезоне 2022-23 годов, который начался в этом месяце, сказал Фаузан Алави, директор Allana Group, которая занимается торговлей сельскохозяйственными товарами с 1865 года.

Бразилия, которая является нетто-импортером пшеницы, также ожидает самого высокого уровня экспорта зерна за десятилетие.Низкий уровень рек в соседней Аргентине увеличил продажи из бразильского штата Риу-Гранди-ду-Сул.

Ожидается, что общий экспорт пшеницы из страны за первые три месяца года достигнет 2,1 млн тонн, что почти вдвое больше, чем за весь 2021 год.Направления включают Турцию, Южную Африку и Судан, и все это впервые как минимум за четыре года, согласно данным Secretaria de Comercio Exterior.

Продажи в Австралии, крупном экспортере пшеницы, идут полным ходом, отгрузки зарезервированы на несколько месяцев вперед, а покупатели покупают зерно на более длительный срок, чем обычно.

Некоторые правительства ограничивают торговлю, чтобы противодействовать повышению цен на продукты питания.Сербия, девятый по величине поставщик кукурузы, временно запретила экспорт. Аргентина и Индонезия повысили налоги на экспорт растительного масла, а Казахстан сокращает поставки пшеницы. По оценкам Международного совета по зерну, мировая торговля зерном, за исключением риса, может сократиться в этом сезоне на 12 миллионов тонн, что является максимальным показателем как минимум за десятилетие.

Правительства смягчают правила

В ответ на возможный кризис импортеры снимают ограничения на получение зерна из других источников.Испания, второй покупатель украинской кукурузы, смягчила правила использования пестицидов, разрешив использовать корма из Аргентины и Бразилии. В марте также было импортировано 145 000 штук. тонн из США. Это первые такие партии с 2018 года, и Китай, еще один крупный украинский получатель кукурузы, увеличил закупки американского зерна.

Хотя эти действия помогают смягчить недостатки рынка, вероятность ошибки минимальна.До основного урожая кукурузы в Бразилии осталось всего несколько месяцев, и любая плохая погода в Северном полушарии может привести к сокращению поставок для фермеров, которые откармливают свиней и кур зерном, сказал Натан Кордье, аналитик Agritel в Париже.

Некоторые комбикормовые заводы на юге Италии закрылись из-за нехватки зерна, заявил Александр Доринг, генеральный секретарь европейской группы кормовой промышленности FEFAC.Он также добавил, что груз забронирован из США и Аргентины, что, однако, требует дополнительных 10 дней доставки по сравнению с Черным морем. Итальянская промышленная группа Assalzoo признала, что некоторые животноводы предпочитают забивать свои стада, начиная с молочных коров.

Италия ежегодно получает более 5 млн тонн кукурузы из-за рубежа, и производители с трудом оплачивают счета, поскольку цены на зерно резко выросли, сказал в интервью Джулио Усаи, исполнительный директор Assalzoo.Усаи добавил, что из-за морской блокады в Черном море животноводы в настоящее время практически не получают поставок из России или Украины. Предпринимаются усилия по поиску источников из Америки, но этот процесс займет некоторое время.

Импортеры из Северной Африки и Ближнего Востока особенно зависят от поставок из России и Украины и изо всех сил пытаются найти альтернативу.Алжир, который только в прошлом году открыл доступ к причерноморской пшенице, уже возвращается к французским грузам.

Египет, крупнейший в мире импортер пшеницы, более 80 процентов которойимпорт шел из России и Украины, в последние пять лет приходится ограничивать закупки из-за роста цен. Египет отменил две простые заявки на импорт, поскольку заявки иссякли, а цены выросли примерно на 100 долларов за тонну, включая фрахт. По словам министра снабжения, последующие тендеры откладываются как минимум до середины мая. Страна изо всех сил пытается поддерживать программу субсидирования хлеба, которой пользуются около 70 миллионов граждан.

Президент Украины Владимир Зеленский в четверг заявил нидерландским депутатам, что русские делают все возможное, чтобы разрушить сельскохозяйственный потенциал Украины и вызвать продовольственный кризис не только в Украине, но и в мире, заявив, что солдаты заминировали поля, а сельскохозяйственная техника была уничтожен.

.

Колено 90 градусов DN200 марка Ст3С фи 219.1х6.3 черная сталь для сварки ПОЛБЕРИС товары для промышленности

Настройки файлов cookie

Здесь вы можете определить свои предпочтения в отношении использования нами файлов cookie.

Требуется для работы страницы

Эти файлы cookie необходимы для работы нашего веб-сайта, поэтому вы не можете их отключить.

Функциональный

Эти файлы позволяют использовать другие функции сайта (кроме необходимых для его работы).Включив их, вы получите доступ ко всем функциям веб-сайта.

Аналитический

Эти файлы позволяют нам анализировать наш интернет-магазин, что может способствовать его лучшему функционированию и адаптации к потребностям Пользователей.

Поставщики аналитического программного обеспечения

Эти файлы используются поставщиком программного обеспечения, под которым работает наш магазин.Они не объединяются с другими данными, введенными вами в магазине. Целью сбора этих файлов является выполнение анализа, который будет способствовать разработке программного обеспечения. Подробнее об этом можно прочитать в Политике домашних файлов cookie.

Маркетинг

Благодаря этим файлам мы можем проводить маркетинговые мероприятия.

.

Isonet Z - защита для смородины и крыжовника

Чтобы облегчить использование инновационных изоматов и обеспечить их максимальную эффективность, мы подготовили несколько практических советов по их подвешиванию.

1. Сначала наденьте защитные перчатки Перед тем, как подвешивать изоматы, наденьте защитные перчатки (вещества, содержащиеся в дозаторах, могут раздражать кожу). При работе с изоматами соблюдайте правила безопасного использования средства, указанные на этикетке.

2. Достаньте изомат из упаковки и подготовьте его к подвешиванию

Достаньте дозатор из защитного пакета.

Чтобы носить диспенсеры во время подвешивания в саду или на плантации, вы можете использовать сумку для почек (например, как показано на фото выше).

3. Правильно повесьте изомат

В случае фруктовых кустов прикрепите подвеску Isonet Z к верхушке куста (желательно в тени).Оберните его и закрепите вокруг выбранного побега таким образом, чтобы он не соскальзывал сам по себе.

4. Помните о соответствующем количестве и плотности изоматов Рекомендуемое количество вешалок на 1 га насаждения – 300 шт. С другой стороны, предлагаемая минимальная площадь плантаций составляет 2 га. ВНИМАНИЕ! В случае с изоматами крайне важно, чтобы диспенсеры были равномерно распределены по всей охраняемой территории. С большей плотностью (увеличение числа вешалок вдвое) в крайних рядах и на участках, подверженных более интенсивному заражению вредителями.

.90 000 Инспекция пунктов помощи Великопольского воеводства

Помощь гражданам Украины является нашей общей целью - государственной администрации, волонтеров, силовых структур, местных органов власти и всех поляков.

В ходе инструктажа с Государственной противопожарной службой мы проверили состояние обеспечения предметов первой необходимости, таких как вода, еда, лекарства и койки.

Никто из тех, кто нуждается в помощи и приюте, не останется один.

Еще раз спасибо всем, кто участвовал в оказании этой помощи.Мы можем многое сделать, работая вместе. # СолидарностьУкраина №

.

ПВХ / ПВХ шланг для воздуха, воды и агрохимикатов REFITTEX

Внутренний слой: черный ПВХ . Армирование: полиэфирная оплетка (двойная полиэфирная оплетка для версии на 80 бар). Внешний слой: Черный ПВХ . Рабочее давление: 20 бар (белая полоса), 40 бар (темно-синяя полоса) или 80 бар (красная полоса).Рабочая температура: от -20°С до +60°С , рабочее давление зависит от температуры.

Легкий гибкий шланг с гладкой внутренней поверхностью для сжатого воздуха, воды, легких химикатов, фунгицидов, удобрений и пестицидов. Широко применяется в сельском хозяйстве для дождевания, орошения, опрыскивания. Внешний слой устойчив к истиранию и погодным условиям.Внутренний слой: черный ПВХ. Армирование: полиэфирная оплетка (двойная полиэфирная оплетка для версии на 80 бар). Внешний слой: черный ПВХ. Рабочее давление: 20 бар (белая полоса), 40 бар (темно-синяя полоса) или 80 бар (красная полоса). Рабочая температура: от -20°С до +60°С, рабочее давление зависит от температуры.

Внутренний слой: черный ПВХ .Армирование: полиэфирная оплетка (двойная полиэфирная оплетка для версии на 80 бар). Внешний слой: Черный ПВХ . Рабочее давление: 20 бар (белая полоса), 40 бар (темно-синяя полоса) или 80 бар (красная полоса). Рабочая температура: от -20°С до +60°С , рабочее давление зависит от температуры.

Фильтр:

макс.рабочее давление при 20°C [бар]

Список вариантов продукта

Артикул: FT-REFITTEX20-06

В наличии

В филиалах

Артикул: FT-REFITTEX20-06

В наличии

В филиалах

Артикул: FT-REFITTEX20-08

В наличии

В филиалах

Артикул: FT-REFITTEX20-08

В наличии

В филиалах

Артикул: FT-REFITTEX20-10

В наличии

В филиалах

Артикул: FT-REFITTEX20-10

В наличии

В филиалах

Артикул: FT-REFITTEX20-13

В наличии

В филиалах

Цена нетто (брутто)

+ 1 м 10,37 зл. (12,76 зл.)

Артикул: FT-REFITTEX20-13

В наличии

В филиалах

Цена нетто (брутто)

+ 1 м 10,37 зл. (12,76 зл.)

Артикул: FT-REFITTEX20-16

В наличии

В филиалах

Цена нетто (брутто)

+ 1 м 14,73 зл. (18,12 зл.)

+ 50 м 9,82 зл. (12,08 зл.)

Артикул: FT-REFITTEX20-16

В наличии

В филиалах

Цена нетто (брутто)

+ 1 м 14,73 зл. (18,12 зл.)

+ 50 м 9,82 зл. (12,08 зл.)

Артикул: FT-REFITTEX20-19

В наличии

В филиалах

Цена нетто (брутто)

+ 1 м 17,03 зл. (20,95 зл.)

+ 50 м 11,35 зл. (13,96 зл.)

Артикул: FT-REFITTEX20-19

В наличии

В филиалах

Цена нетто (брутто)

+ 1 м 17,03 зл. (20,95 зл.)

+ 50 м 11,35 зл. (13,96 зл.)

Артикул: FT-REFITTEX20-25

В наличии

В филиалах

Цена нетто (брутто)

+ 1 м 25,10 зл. (30,87 зл.)

+ 50 м 16,73 зл. (20,58 зл.)

Артикул: FT-REFITTEX20-25

В наличии

В филиалах

Цена нетто (брутто)

+ 1 м 25,10 зл. (30,87 зл.)

+ 50 м 16,73 зл. (20,58 зл.)

Артикул: FT-REFITTEX40-06

Артикул: FT-REFITTEX40-06

Артикул: FT-REFITTEX40-08

Артикул: FT-REFITTEX40-08

Артикул: FT-REFITTEX40-10X16

В наличии

В филиалах

Артикул: FT-REFITTEX40-10X16

В наличии

В филиалах

Артикул: FT-REFITTEX40-10X17

Цена нетто (брутто)

+ 1 м 10,74 зл. (13,21 зл.)

Артикул: FT-REFITTEX40-10X17

Цена нетто (брутто)

+ 1 м 10,74 зл. (13,21 зл.)

Артикул: FT-REFITTEX40-13

Цена нетто (брутто)

+ 1 м 15,44 зл. (18,99 зл.)

+ 50 м 10,29 зл. (12,66 зл.)

Артикул: FT-REFITTEX40-13

Цена нетто (брутто)

+ 1 м 15,44 зл. (18,99 зл.)

+ 50 м 10,29 зл. (12,66 зл.)

Артикул: FT-REFITTEX40-16

Цена нетто (брутто)

+ 1 м 17,90 зл. (22,02 зл.)

+ 50 м 11,93 зл. (14,67 зл.)

Артикул: FT-REFITTEX40-16

Цена нетто (брутто)

+ 1 м 17,90 зл. (22,02 зл.)

+ 50 м 11,93 зл. (14,67 зл.)

Артикул: FT-REFITTEX40-19

Цена нетто (брутто)

+ 1 м 23,44 зл. (28,83 зл.)

+ 50 м 15,63 зл. (19,22 зл.)

Артикул: FT-REFITTEX40-19

Цена нетто (брутто)

+ 1 м 23,44 зл. (28,83 зл.)

+ 50 м 15,63 зл. (19,22 зл.)

Артикул: FT-REFITTEX40-25

В наличии

В филиалах

Цена нетто (брутто)

+ 1 м 34,88 зл. (42,90 зл.)

+ 25 м 23,25 зл. (28,60 зл.)

Артикул: FT-REFITTEX40-25

В наличии

В филиалах

Цена нетто (брутто)

+ 1 м 34,88 зл. (42,90 зл.)

+ 25 м 23,25 зл. (28,60 зл.)

Артикул: FT-REFITTEX80-08

Цена нетто (брутто)

+ 1 м 14,13 зл. (17,38 зл.)

+ 50 м 9,42 зл. (11,59 зл.)

Артикул: FT-REFITTEX80-08

Цена нетто (брутто)

+ 1 м 14,13 зл. (17,38 зл.)

+ 50 м 9,42 зл. (11,59 зл.)

Артикул: FT-REFITTEX80-10

Цена нетто (брутто)

+ 1 м 17,31 зл. (21,29 зл.)

+ 50 м 11,54 зл. (14,19 зл.)

Артикул: FT-REFITTEX80-10

Цена нетто (брутто)

+ 1 м 17,31 зл. (21,29 зл.)

+ 50 м 11,54 зл. (14,19 зл.)

Артикул: FT-REFITTEX80-13

Цена нетто (брутто)

+ 1 м 25,98 зл. (31,96 зл.)

+ 50 м 17,32 зл. (21,30 зл.)

Артикул: FT-REFITTEX80-13

Цена нетто (брутто)

+ 1 м 25,98 зл. (31,96 зл.)

+ 50 м 17,32 зл. (21,30 зл.)

Артикул: FT-REFITTEX80-16

Цена нетто (брутто)

+ 1 м 30,19 зл. (37,13 зл.)

+ 50 м 20,13 зл. (24,76 зл.)

Артикул: FT-REFITTEX80-16

Цена нетто (брутто)

+ 1 м 30,19 зл. (37,13 зл.)

+ 50 м 20,13 зл. (24,76 зл.)

Артикул: FT-REFITTEX80-19

Цена нетто (брутто)

+ 1 м 38,70 зл. (47,60 зл.)

+ 50 м 25,80 зл. (31,73 зл.)

Артикул: FT-REFITTEX80-19

Цена нетто (брутто)

+ 1 м 38,70 зл. (47,60 зл.)

+ 50 м 25,80 зл. (31,73 зл.)

Легкий гибкий шланг с гладкой внутренней поверхностью для сжатого воздуха, воды, легких химикатов, фунгицидов, удобрений и пестицидов.Широко применяется в сельском хозяйстве для дождевания, орошения, опрыскивания. Внешний слой устойчив к истиранию и погодным условиям. Внутренний слой: черный ПВХ. Армирование: полиэфирная оплетка (двойная полиэфирная оплетка для версии на 80 бар). Внешний слой: черный ПВХ. Рабочее давление: 20 бар (белая полоса), 40 бар (темно-синяя полоса) или 80 бар (красная полоса). Рабочая температура: от -20°С до +60°С, рабочее давление зависит от температуры.

Сопутствующие товары

Насадка для шланга с наружной резьбой BSPT, нержавеющая сталь, тип VT123

Фитинг с наружной резьбой BSP для шланга, латунь, NiTO тип B

Зажим червячный промышленный ASFA-S 12 мм, углеродистая сталь

Муфта быстроразъемная, одинарная запорная для воздуха с наконечником для шланга, латунь, евростандарт DN 7,2 EWO

Автоматическая катушка для шланга ECODORA E-430, углеродистая сталь

Шаровой кран с алюминиевым рычагом с внутренней резьбой BSP / внутренней резьбой BSP, тип 4330

Шаровой кран с алюминиевым рычагом с внутренней резьбой BSP, тип 4170

Барабан серии 30000, ручной привод, для шланга, сталь

Гидравлическая часть AGR, тип ZBZ110, углеродистая сталь

Тяжелый болтовой хомут HDC для тяжелых условий эксплуатации, углеродистая сталь

У вас компания - нужны индивидуальные условия?

8 преимуществ наличия учетной записи

  • Индивидуальные ценовые условия видны на платформе *
  • Отложенный платеж *
  • Заказ с внешних складов партнеров Tubes International *
  • Заказ недоступных продуктов *
  • Проверка наличия товара в филиалах *
  • Доступ ко всей истории заказов и выставления счетов
  • Использовать дополнительные адреса заказа
  • Создание индивидуальных списков покупок

* варианты для владельцев бизнес-аккаунтов

.

Смотрите также

НАС УЖЕ 77 321

Подпишись на обновления сайта! Получай статьи на почту: