3D сады


Биологические препараты это


Биологические препараты для людей с хроническим риносинуситом

Какова цель этого обзора?

"Биологические препараты" – это название, данное новому типу лекарств. Этот тип лекарств все чаще используется для оказания помощи людям с заболеваниями, связанными с воспалением тканей организма. Цель этого обзора заключается в том, чтобы выяснить, эффективен ли какой-либо из этих препаратов для лечения людей, страдающих хроническим риносинуситом. У этих пациентов наблюдаются длительные проблемы, связанные с воспалением полости носа и носовых пазух. Это приводит к заложенному носу, насморку и боли в щеках. Часто им приходится на протяжении длительного времени использовать стероидные спреи для носа. У некоторых пациентов с хроническим риносинуситом появляются полипы в носу. Это может привести к ухудшению симптомов.

Ключевая информация

Один из новых биологических препаратов под названием дупилумаб помогает людям с хроническим риносинуситом и полипами в носу. Этот препарат облегчает симптомы и уменьшает полипы. Как кажется, он не вызывает каких-либо тяжёлых побочных эффектов. Еще один подобный препарат – меполизумаб – возможно, оказывает такой же эффект, но мы в меньшей степени в этом уверены.

Что было изучено в этом обзоре?

Мы провели поиск клинических испытаний, в которых пациенты с хроническим риносинуситом получали либо один из этих новых биологических препаратов, либо плацебо (пустышку). Лечение должно было продолжаться по меньшей мере в течение трех месяцев. Мы искали исследования, в которых оценивали влияние препарата на симптомы и общее состояние здоровья пациентов.

Каковы основные результаты этого обзора?

Почти у всех людей, участвовавших в клинических испытаниях, был тяжелый хронический риносинусит с носовыми полипами (поэтому мы можем сделать выводы только об эффектах применения препаратов у таких людей). Мы нашли восемь исследований, в которых изучали три разных препарата. Большая часть информации, которую мы имеем, получена в ходе двух крупных клинических испытаний (с участием почти 800 пациентов), в которых изучали эффект одного препарата – дупилумаба.

Эффект дупилумаба

После 24 недель лечения качество жизни людей, принимающих дупилумаб, было выше, чем у тех, кто не принимал этот препарат, и полипы уменьшились более значительно. В среднем у этих пациентов, вероятно, также произошло ослабление симптомов, и у них не наблюдали более тяжелых побочных эффектов, чем у пациентов, принимающих плацебо.

Эффект меполизумаба

Эффект применения меполизумаба изучили у гораздо меньшего числа пациентов, поэтому мы менее уверены в полученных результатах. Можно сказать, что этот препарат, возможно, имеет эффект, сходный с дупилумабом.

Эффект омализумаба

Мы нашли очень мало информации об использовании этого препарата и не можем сказать, является он эффективным или нет.

Насколько актуален этот обзор?

Эти доказательства актуальны по сентябрь 2019 года.

Биофармацевтические препараты и особенности контроля их качества

Р.У. ХАБРИЕВ, акад. РАН, д.м.н., д.ф.н., директор ФГБНУ «Национальный НИИ общественного здоровья им. Н.А. Семашко», Н.О. КАМАЕВ, к.ф.н., исполнительный     директор ассоциации «Российское антидопинговое агентство РУСАДА», Т.И. ДАНИЛОВА, к.б.н., старший научный сотрудник, консультант-технолог ООО «Биоцентр», Е.Г. КАХОЯН, генеральный директор Российской фармацевтической компании «Фарма»

В статье рассматриваются особенности биотехнологических/биологических лекарственных препаратов, которые имеют биологическое происхождение и обладают сложной гетерогенной молекулярной структурой. В настоящее время невозможно достоверно оценить все биологические и клинические свойства белков (ферментов) этих лекарственных средств. Можно произвести только похожий препарат — биосимиляр, который представляет собой воспроизведенное биотехнологическое лекарственное средство, схожее с произведенным впервые (оригинальным) лекарственным средством и представленное на регистрацию. Именно поэтому при государственной регистрации к таким препаратам должны предъявляться особые требования.

Введение

В настоящее время на мировом рынке присутствует около 220 биопрепаратов и более 250 находятся в стадии разработки.

Объем мирового рынка биотехнологий на сегодняшний день оценивается в 270 млрд долл., а прогнозируемые темпы роста составляют 10--12% в год до 2020 г. Таким образом, ожидается, что объем рынка вырастет более чем в два раза и составит около 600 млрд долл. к 2020 г. Стратегической целью Комплексной программы развития биотехнологий в Российской Федерации до 2020 г. является выход России на лидирующие позиции в отрасли, в т. ч. биофармацевтики, на развитие которой планируется выделить до 2020 г. 106 млрд долл.[4].

Российский рынок медицинских биопрепаратов в сравнении с рынком развитых стран невелик: по данным портала doctor-piter.ru, его объем составляет около 2,2 млрд долл. против 20 млрд долл. в США. В основном это рынок традиционной биофармацевтики (диагностические или профилактические средства: вакцины, бактериофаги, тест-системы и т. д.) [14].

Стратегия развития фармацевтической промышленности Российской Федерации на период до 2020 г. предусматривает повышение конкурентоспособности отечественной фармацевтической промышленности путем гармонизации российских стандартов по разработке и производству лекарственных средств с международными требованиями [10]. Роль биотехнологии возрастает год от года.

В Европе около половины всех лекарств, выписываемых врачами, – дженерики, при этом на них приходится лишь 18% затрат на лекарственную терапию. По данным аналитического агентства IMS Health, за последние 10 лет широкое применение дженериков позволило американской системе здравоохранения сэкономить 734 млрд долл. Если попытаться провести параллель с Россией, то эта сумма позволила бы россиянам бесплатно пользоваться лекарствами в течение 60 лет.

Основная часть

В зарубежной практике, в частности в Евросоюзе и США, считается, что дженерик (генерик) как препарат, химически идентичный оригинальному, может быть произведен только для химических препаратов.

Дженерики имеют сравнительно простую структуру молекулы действующего вещества. С помощью методов современного химического анализа идентичность молекулы дженерика молекуле оригинального препарата может быть проверена на 100%. Именно поэтому для регистрации аналогов химических препаратов достаточно доказать идентичность действующего вещества и провести фармакокинетические исследования.

В настоящее время начинается конкуренция между традиционными синтетическими ЛС и биофармацевтическими препаратами. Становится привычным новый термин «биофармация».

Действующее вещество биотехнологических препаратов имеет биологическое происхождение и является производным от живых клеток, обладает сложной гетерогенной молекулярной структурой. Исходным субстратом служат клетки животного происхождения или микроорганизмы.

Действующее начало биотехнологических/биологических препаратов обычно представлено биополимерами. Чаще всего это протеин, который имеет сложную пространственную структуру — -- первичную, вторичную, третичную и даже четвертичную. В одну молекулу может входить до 1 300 аминокислот, а также дополнительные молекулы, например, сахара. Эти сложные биополимеры имеют молекулярную массу, в сотни и даже тысячи раз большую, чем вещества, получаемые методом химического синтеза. В их создании большое значение придается как самой формуле -- молекуле, так и биотехнологическому процессу ее производства. Ведь речь идет о синтезе сложных белковых структур, имеющих определенные пространственные характеристики, большую молекулярную массу, сложное строение.

Причем в настоящее время практически не существует таких аналитических методик, которые позволяли бы оценить все биологические и клинические свойства белков в биотехнологических препаратах и на 100% подтвердить их идентичность веществам, которые использованы в оригинальных препаратах. Выделить из живых организмов полностью идентичный аналог затруднительно. Можно произвести только похожий препарат — -- биосимиляр, который представляет собой воспроизведенное биотехнологическое ЛС, схожее с произведенным впервые (оригинальным) ЛС и представленное на регистрацию после истечения срока действия патента оригинального ЛС (similar biological medicinal product). Или, в другой терминологии, — -- биоаналог, биоаналогичный препарат, биоподобный препарат, follow-on protein products (препарат, подобный белковым лекарственным средствам). Подобные биологические лекарственные препараты (ЛП) не являются дженериками, поэтому могут быть незначительные различия между биоподобными препаратами разных производителей и/или в сравнении с оригинальным препаратом, и эти различия могут быть не видны до тех пор, пока не будет накоплен длительный опыт их применения. Как уже отмечалось, биоподобные препараты не могут быть на 100% идентичны оригинальным биотехнологическим ЛС. Полностью оценить различия эффективности и безопасности между оригинальными биотехнологическими препаратами и биосимилярами можно только в ходе клинических испытаний.

Активное вещество биосимиляра сходно с активным веществом биологического эталонного препарата. Подразумевается, что биоподобные ЛС эквиваленты по своим основным терапевтическим и фармакологическим характеристикам оригинальным препаратам [16].

Согласно определению ЕМЕА (European Medicines Evaluation Agency –  Европейское агентство по оценке лекарственных средств) и FDA (Food and Drug Administration -- Управление по контролю за пищевыми продуктами и лекарственными препаратами США), к биотехнологическим ЛП относятся только продукты, полученные методом генной инженерии или гибридомной технологии. Препараты, выделенные из тканей животных и человека, не являются биотехнологическими, а рассматриваются как биологические.

Согласно Директиве ЕМА (European Medicines Agency), биологическое ЛС –  это средство, лекарственной субстанцией которого является биологическая субстанция. Последняя в свою очередь определяется как субстанция, продуцируемая или экстрагируемая из биологического источника, для определения качества которой нужны комбинация физико-химико-биологических исследований, описание процесса производства и его контроля [18].

Секция биотехнологии Немецкой ассоциации исследовательских фармацевтических компаний (Verband Forschender Arzneimittelhersteller – -- VFA) предлагает определять биологическое/биотехнологическое ЛС как применяемое наружно или внутрь в целях профилактики, диагностики in vivo или терапии, действующее вещество которого, выделенное из биологической ткани или культуры живых клеток, характеризуется сложной молекулярной структурой. Это определение, по мнению специалистов, является наиболее полным.

В Японии воспроизведенный биологический препарат – биосимиляр –  это препарат, эквивалентный и однородный оригинальному биофармацевтическому препарату с точки зрения качества, эффективности и безопасности, который разрабатывается производителями (Pharma Japan, Guidanceon biosimilars issued by Korosha, March 2009, PHJP42).
Обобщив регуляторные документы ВОЗ, США и Евросоюза, А.Н. Васильев с соавт. предлагает следующее определение: «Биологически аналогичный ЛП (биоаналог) —  препарат, содержащий биологическую фармацевтическую субстанцию, производимую биологическим источником или получаемую из него, сходный с ЛП сравнения (оригинальным лекарственным препаратом) по качеству, безопасности и эффективности, а выявленные отличия от оригинального препарата не имеют клинической значимости». Биоаналоги не подпадают под определение воспроизведенного ЛП прежде всего в силу различий в исходном сырье и технологии производства [3].

Точное воспроизведение биопрепарата, т. е. получение идентичных по эффективности и безопасности оригинальному препарату копий, невозможно. Именно поэтому при государственной регистрации к таким препаратам должны предъявляться особые требования.

Биосимиляры и эталонные биологические продукты используются обычно в тех же дозах для лечения тех же болезней, но в некоторых случаях после соответствующих доклинических и клинических испытаний дозы биоаналогичного препарата можно изменить, а показания к медицинскому применению -- расширить. Целью исследований сопоставимости является выявление любого неблагоприятного воздействия изменений, внесенных в технологический процесс, на свойства готового ЛП. Для определения влияния изменений производственного процесса на качество продукта должны быть изучены не только очевидные, но и потенциальные последствия этих изменений. Для подтверждения сопоставимости необходимо показать, что специфические промежуточные продукты сопоставимы или что измененный процесс может обеспечивать соответствующий уровень удаления связанных с процессом или продуктом примесей. Различия между профилями примесей биологически аналогичного ЛП и препарата сравнения также необходимо обосновать и рассмотреть в каждом отдельном случае, а в сравнительных исследованиях показать влияние параметров качества на эффективность и безопасность [3]. Следует доказать, что методы контроля, используемые на этапах производственного процесса, включая новые, гарантируют способность обеспечить необходимый контроль продукта. Измененные этапы процесса производства должны быть валидированы. Контрольные точки производства должны гарантировать, что процесс после внесения изменений является контролируемым и поддерживает выпуск продукта надлежащего качества [1, 8].

Следует обратить внимание на необходимость оценки стабильности препарата, поскольку при изменении производственного процесса даже небольшая модификация процедур производства, в т. ч. на ранних этапах процесса производства субстанции, может вызвать изменения стабильности готового препарата, полученного после внесенных изменений. Любые изменения, которые могут привести к изменению структуры белка, показателей чистоты, а также профиля примесей, должны быть оценены в отношении их влияния на стабильность, поскольку белки часто чувствительны к таким изменениям, как состав буфера, условия обработки и хранения, использование органических растворителей и т. д.   [17].

Недавно установлен перечень критериев оценки биоаналогичности ЛС для доказательства сходства биоаналога и референтного ЛП в ходе их предрегистрационной экспертизы в Российской Федерации [5].

Некоторые биосимиляры могут иметь другие фармакокинетику, скорость выведения из организма, биологическую и терапевтическую активность и иммуногенность по сравнению с эталонным препаратом [13].

Производитель должен доказать, что эффективность, профиль безопасности и уровень иммуногенности препарата сравнимы с соответствующим оригинальным препаратом. Для этого необходимо провести доклинические исследования, клинические исследования, исследования иммуногенности и др.,   также производитель должен представить программу управления рисками с целью постоянного сбора данных о безопасности препарата после выхода на рынок.

Доклинические исследования должны подтвердить режим дозирования биоаналога посредством изучения фармакокинетики препарата, а также фармакодинамические характеристики и профиль безопасности посредством адекватной токсикологической программы [9]. Таким образом, в рамках процесса доклинической разработки ЛП выделяют три основных направления: изучение фармакологической активности действующего вещества; изучение фармакокинетических свойств действующего вещества и лекарственной формы; изучение токсикологических свойств действующего вещества [2].

Изучение биологического аналога в условиях клиники должно подтвердить клиническую сравнительную фармакокинетику, безопасность и эффективность в ходе выполнения клинической программы. Если оригинальный ЛП зарегистрирован более чем по одному показанию к применению, как правило, следует подтвердить эффективность и безопасность биоаналога по каждому заявленному показанию к применению. В определенных ситуациях допускается обосновать и экстраполировать терапевтическую аналогичность, подтвержденную для одного показания, на остальные [3].

В странах Евросоюза применение биопрепаратов регулируется специальными законодательными актами Европейского сообщества, национальными законами (France Law № 2007-248 from 26.02.2007) и подзаконными актами, обязательными для исполнения. Процедура контроля обращения биоподобных ЛС в странах ЕС отвечает принципам централизованной регистрации, соблюдения жестких требований при оценке поданных документов. Препарат сравнения должен иметь регистрацию в ЕС. EMEA разработало специальные требования для регистрации препаратов даже по отдельным группам биосимиляров: соматостатины, эритропоэтины, инсулины, гепарины, интерфероны и др. В целях однозначной идентификации жесткие требования применяются и к присвоению названий биосимиляров. Кроме того, эксперты в ЕС считают, что замена оригинального препарата на биосимиляр должна быть обоснованной, она не может проводиться автоматически, как синонимическая замена.

Патентная защита инновационного биотехнологического ЛС тоже имеет свои отличия, в частности, предусматривает сокращенные сроки действия патентов. Так, в США правительство настаивало на 7-летнем сроке патентной защиты, чтобы пациенты могли быстрее получить доступ к более дешевым биоподобным версиям дорогостоящих лекарств для лечения ряда заболеваний. В их числе сахарный диабет, ревматоидный артрит, злокачественные новообразования и болезнь Паркинсона. Ожидалось, что такая мера даст возможность сэкономить в бюджете здравоохранения около 9 млрд долл. за 10 лет.

Важно отметить, что эра биотехнологических ЛП еще только начинается. Кроме ЕС нормативно-регуляторными правилами, регламентирующими испытания, допуск к медицинскому применению и последующий мониторинг обращения биотехнологических и биоподобных препаратов, не обладают ни США, ни Япония, ни другие развитые страны [15].

В 2015 г. заканчивается срок патентной защиты на многие оригинальные биопрепараты. Затраты на разработку биоаналогов, по прогнозу экспертов, увеличатся с 693 млн долл. в 2011 г. до 4-6 млрд долл. в 2016 г. (табл.).

     Таблица. Глобальные расходы на биопрепараты, долл.
  Годы
  Весь биофармрынок
  Биосимиляры
  2006
  93 млрд   14 млн
  2011   157 млрд   693 млн
  2016   200 – 210 млрд   4 – 6 млрд
     Источник: IMS Consulting Group, may 2012

Более широкие возможности появятся после 2016 г., когда объемы продаж биосимиляров значительно увеличатся, и к 2020 г. на долю сегмента может приходиться уже 10% общего объема рынка биопрепаратов [14].

Недавние исследования подтвердили эту тенденцию и показали, что по итогам 2014 г. рынок биофармацевтических препаратов достиг 160,44 млрд долл. Ожидается, что среднегодовой темп роста данного рынка составит 9,6% в период 2015--2020 гг. Согласно аналитическому отчету компании R&D Market Research, мировой биофармацевтический рынок будет расти ввиду старения населения [19].

До недавнего времени в российском законодательстве не было понятия «биоаналог» или «биосимиляр», но существование проблемы идентичности биосимиляров оригинальным препаратам косвенно признавалось.

В 2014 г. были разработаны правила проведения исследований биоаналоговых ЛС, в которых в качестве биоаналога можно рассматривать «любой лекарственный препарат, только если его эквивалентность инновационному биологическому лекарственному препарату была доказана в рамках комплекса физико-химических, биологических, доклинических и клинических исследований, соответствующих требованиям действующего российского законодательства и данным Правилам» [6].

В Федеральном законе №429-ФЗ от 22.12.2014 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об обращении лекарственных средств» официально закреплены такие понятия, как: орфанные, биологические, иммунобиологические, биотехнологические, генотерапевтические, гомеопатические и биоаналоговые ЛП.

С 1 июля 2015 г. законом №429-ФЗ впервые вводится понятие «референтный лекарственный препарат», которое заменит собой в законе «Об обращении лекарственных средств» понятие «оригинальное лекарственное средство».

Биоаналоговый препарат определяется как «биологический препарат, схожий по параметрам качества, эффективности и безопасности с референтным биологическим препаратом в такой же лекарственной форме и имеющий идентичный способ введения. В отличие от воспроизведенных препаратов (дженериков) к биоаналогам не применяется процедура ускоренной регистрации». [11, 12].

ФАС предлагает воспользоваться мировой практикой и признать взаимозаменяемыми ЛС те препараты, которые имеют одно и то же активное вещество, идентичную форму выпуска, дозировку и произведены по стандартам GMP (Good Manufacturing Practice).

Аналогом европейских правил надлежащей производственной практики (GMP) является приказ Минпромторга «Об утверждении правил организации производства и контроля качества лекарственных средств» [7]. Соблюдение правил GMP означает не только надлежащую организацию производства и контроля качества, но и соответствие ЛС требованиям регистрационного досье  по качеству, эффективности и безопасности.

Из вышеизложенного можно сделать вывод, что в настоящее время законодательно определено понятие «биологический лекарственный препарат». При разработке технологии производства биоаналога необходимо доказать, что процесс изменения технологии является контролируемым и поддерживает стабильный выпуск ЛС надлежащего качества. Полностью оценить безопасность, биоэквивалентность или терапевтическую эквивалентность биоаналога по отношению к референтному ЛП можно только в ходе сравнительных доклинических и клинических испытаний.

ИСТОЧНИКИ

1. Авдеева Ж.И., Волкова Н.А., Алпатова Н.А., Солдатов А.А., Борисевич И.В., Медуницын Н.В., Меркулов В.А. Сопоставимость биотехнологических продуктов (субстанции и готового препарата), полученных до и после внесений изменений в процесс производства. Ведомости научного центра экспертизы средств медицинского применения, 2013, 2: 48-51.
2. Васильев А.Н. Качественные доклинические исследования — -- необходимый этап разработки и внедрения в клиническую практику новых лекарственных препаратов. М.: Антибиотики и химиотерапия, 2012.   9 с.
3. Васильев А.Н., Ниязов Р.Р., Енгалычева Г.Н., Гавришина Е.В., Тутер Е.А., Бекерман А.Г. Общие принципы и рекомендации по планированию и проведению доклинических и клинических исследований, подтверждению качества биологически аналогичных лекарственных препаратов.   Ремедиум, 2013, 6: 22-27.
4. Комплексная программа развития биотехнологий в Российской Федерации до 2020 года (24 апреля 2012 г.).
5. Миронов А.Н., Меркулов В.А., Лутцева А.И., Ваганова О.А., Бендрышев А.А., Ефремова Т.А., Кириченко Е.В., Швец С.В., Иванайнен Е.В. Подходы к оценке биоаналогичности (биоподобия) биотехнологических лекарственных препаратов: вопросы качества.   Ведомости научного центра средств медицинского применения, 2015, 1: 4-10.
6. Правила проведения исследований биоаналоговых лекарственных средств (биоаналогов). Группа экспертов ведущих российских фармацевтических компаний. Фармакокинетика и фармакодинамика, 2014, 1: 21-36.
7. Приказ Министерства промышленности и торговли РФ от 14.06.2013 №916 «Об утверждении правил организации производства и контроля качества лекарственных средств».
8. Руководство по экспертизе лекарственных средств. Т. 1. М.: Гриф и Ко, 2013. 376 с.

9. Руководство по экспериментальному (доклиническому) изучению новых фармакологических веществ. / Под ред. Р.У. Хабриева. М.: Медицина, 2005.   832 с.
10. Стратегия развития фармацевтической промышленности Российской Федерации на период до 2020 года (утв. приказом Министерства промышленности и торговли Российской Федерации от 23.10.2009 №956).
11. Федеральный закон №61-ФЗ от 12.04.2010 «Об обращении лекарственных средств».
12. Федеральный закон от 22.12.2014 №429-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об обращении лекарственных средств».
13. Хасабов Н.Н., Земскова Н.А. Биологические лекарственные средства и их биоаналоги: определение, вопросы качества, идентичности и безопасности. Вестник Росздравнадзора, 2008, 6: 34-38.
14. Широкова И.Р. Биотехнологии на фармрынке. Ремедиум, 2012, 9:   18-25.
15. Ягудина Р.И. Пришла эра биотехнологических лекарств. Новая аптека: эффективное управление, 2012, 2.
16. Ягудина Р.И., Проценко М.В. Биотехнологические лекарственные средства и биосимиляры. М.: Шико,   2012.    288 с.
17. ICH Q1A (R2) Stability Testing of New Drug Substances and Products. International Conference on Harmonisation. 2003.
18. Similar biological medicinal products (CHMP/437/04) // European Medicines Agency [официальный сайт]. URL. http://www.ema.europa.eu/docs/en_GB/document_library/Scientific_guideline/2009/09/WC500003517.pdf (дата обращения: 12.08.2012).
19. Режим доступа: http//www.thepharmaletter.com.


Источник: Вестник Росздравнадзора, № 6, 2015

Классификация биологических лекарственных препаратов \ КонсультантПлюс

Классификация биологических лекарственных препаратов

К биологическим лекарственным препаратам относятся иммунологические (иммунобиологические) лекарственные препараты, биотехнологические лекарственные препараты, лекарственные препараты, полученные из плазмы человека, препараты пробиотиков (эубиотиков), препараты бактериофагов, высокотехнологические лекарственные препараты, а также лекарственные препараты, содержащие следующие активные фармацевтические субстанции нерекомбинантного происхождения, произведенные или выделенные из биологических источников (тканей, жидкостей и органов человека, сырья животного происхождения, микроорганизмов или продуктов их жизнедеятельности): хорионический гонадотропин человека, менотропин, урофоллитропин, стрептокиназа, стрептодорназа, урокиназа, апротинин, гиалуронидаза, протамин, ботулинические токсины, БЦЖ для внутрипузырной инстилляции, гепарин, хондроитина сульфат, далтепарин, эноксапарин, надропарин, тинзапарин, ревипарин, парнапарин, цертопарин, данапароид натрия, панкреатин, аспарагиназа, анти-T-лимфоцитарный иммуноглобулин для медицинского применения животного происхождения, поликлональный овечий антидигоксин, интерферон альфа человека, бычий инсулин, свиной инсулин, пепсин, трипсин, химотрипсин, глюкагон животного происхождения, лизаты бактерий, низкомолекулярные фракции крови телят, церебролизин, фосфолипиды животного происхождения, коллагеназа, дезоксирибонуклеаза животного происхождения, фибринолизин животного происхождения, компоненты клеток микроорганизмов.

Приведенный перечень не является закрытым, в соответствующих случаях к биологическим лекарственным препаратам могут быть отнесены лекарственные препараты, содержащие фармацевтические субстанции, не указанные выше.

Настоящие Правила не распространяются на цельную кровь, плазму и клетки крови человека (за исключением плазмы крови, приготовленной по методу, включающему промышленный процесс), а также на антибиотики, если в других актах, входящих в право Союза, не указаны ссылки на настоящие Правила.

Открыть полный текст документа

Рынок биологических препаратов стремительно растет, но их статус все еще не определен — Российская газета

Наряду с привычными нам лекарствами, полученными с помощью химического синтеза, в мировой медицине все шире применяются различные биологические препараты.

Они, по сути, являются копиями нативных белков, которые производит живой организм. И именно поэтому им необходимы особые правила исследований, регистрации и применения.

Широкое применение биологические лекарственные средства получили лишь в последней четверти ХХ века. Первый человеческий белок - гормон роста соматостатин, произведенный методом генной инженерии с использованием микроорганизмов, был получен в 1977 году. В 1986 году впервые применили эритропоэтин. В это же время на рынке появился и рекомбинантный интерферона - эффективное средство против вирусных инфекций.

Сегодня более 10% от объема мирового фармацевтического рынка приходится на биотехнологические препараты, более 150 из них уже широко применяются в мире для лечения больных. Это инсулины , колониестимулирующий фактор и антигемофильный фактор VIII, человеческий гормон роста и интерфероны, эритропоэтин и антитромботические средства. Причем их доля постоянно растет: по оценке многих экспертов, к 2015 году она может достичь 50%, так как еще более 400 препаратов находятся в процессе разработки. Ряд экспертов утверждают, что изобретение инновационных препаратов идет именно по пути создания биологических лекарственных средств, и дальнейший прогресс медицины будет зависеть от возможности их применения. По своей структуре они являются белками и аналогичны белкам, вырабатываемым в самом организме человека, поэтому более эффективны и безопасны, избирательно действуют на патологические процессы в организме, не обладают побочными эффектами, характерными для "химических" лекарств.

Сегодня более 10% от объема мирового фармацевтического рынка приходится на биотехнологические препараты

Однако процесс производства современных биологических препаратов значительно сложнее и требует большего времени, что повышает их стоимость и ограничивает их широкое применение. В настоящее время истекают сроки патентной защиты на многие биологические препараты, и в мире появляется большое количество биоаналогов. Так называют биосинтетический продукт, воспроизведенный в соответствии с инновационным биопрепаратом. Такого рода продукты отличаются более низкой ценой. Однако качество, безопасность и эффективность биологических продуктов гораздо больше зависит от процессов производства, очистки и приготовления лекарственных форм, чем качество продуктов стандартизованного химического синтеза.

К сожалению, абсолютно точно воспроизвести технологию производства биопрепаратов невозможно, как невозможно добиться абсолютного повторения одного и того же биологического процесса в двух разных живых организмах. Поэтому даже произведенные по одной и той же технологии биоаналоги не могут быть точной копией оригинального препарата и имеют отличия в молекулярном составе, биологической активности, безопасности и эффективности. Кроме того, они могут значительно отличаться и по такому свойству, как иммуногенность, то есть способность вызвать нежелательный иммунный ответ. Например, терапевтические белки потенциально могут стать причиной сильной аллергической реакции. Использование в медицинской практике таких препаратов может стать причиной осложнений.

- К сожалению, эти различия проявляются только в процессе лечения, притом достаточно длительного - до 6-12 месяцев, и не могут быть оценены в условиях обычной процедуры регистрации биоаналога , - считает исполнительный директор Российского общества клинических исследователей Дмитрий Белоусов.

Уже известны примеры таких существенных различий. Так, например, были изучены одиннадцать препаратов на основе эритропоэтина восьми разных производителей. Эксперты проверили их как по содержанию эритропоэтина, его эффективности, а также изоформных свойств, то есть по наличию в составе различных пространственных форм одних и тех же молекул. Оказалось, что их биологическая активность в живых организмах варьировала в диапазоне от 71 до 226%, а пять образцов биоаналогов совсем не соответствовали своим спецификациям. Наблюдались различия и между разными партиями одного и того же производителя.

После этого исследования были существенно ужесточены правила регистрации препаратов-биоаналогов в Европе и США. Европейское медицинское агентство (ЕМА) утвердило новые требования к регистрации биоаналогов, включив в них обязательные сравнительные исследования, а также дополнительный мониторинг нежелательных эффектов в течение первого года применения в медицинской практике.

В законодательстве ЕС понятия "биоаналог" (то есть воспроизведенный биопрепарат) и "дженерик" (то есть воспроизведенное лекарственное средство) разделены. И в отличие от лекарств-дженериков, для которых достаточно доказать их терапевтическую и/или биоэквивалентность, ускоренная регистрация к биологическим лекарственным препаратам не применяется.

К сожалению, в законодательстве РФ понятие "биоаналог" вообще отсутствует, есть только понятие "иммунобиологические препараты", которое не исчерпывает всех классов биопрепаратов. Поэтому биоаналоги регистрируются на основании существующей упрощенной процедуры регистрации дженериков, а клинические исследования по эффективности-безопасности-иммуногенности перед их регистрацией могут и не проводится.

В условиях, когда при закупках лекарств для стационаров и льготных категорий пациентов налицо тенденция к экономии бюджетных средств, это может создать серьезный риск для больных. Согласно законодательству Перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП), цена на которые подлежит обязательной государственной регистрации, составлен по международным непатентованным названиям (МНН). И это позволяет органам здравоохранения закупать их, исходя из принципа минимизации затрат, а не из интересов пациентов. Однако замена оригинального биологического препарата биоаналогом, не прошедшим весь цикл надлежащих доклинических и клинических исследований, может привести к назначению неадекватной - недостаточной или слишком большой - дозы препарата, возникновению нежелательных результатов лечения и побочных эффектов. Поэтому перевод пациента с одного биопрепарата на другой с одним и тем же международным непатентованным названием может представлять серьезный риск для его жизни.

К примеру, при лечении онкологических и некоторых других заболеваний крови используются биопрепараты, которые называются колониестимулирующие факторы (КСФ). Их используют после химиотерапии при значительном уменьшении числа клеток крови, которые способны бороться с инфекцией, а также при трансплантации костного мозга. При этом важно точно рассчитать, как будет действовать лекарство, иначе результат лечения будет непредсказуем.

- В России необходима коррекция существующих нормативно-правовых документов с учетом опыта международного законодательства, - считает доктор медицинских наук, доцент кафедры нефрологии и гемодиализа Российской медицинской академии последипломного образования Николай Хасабов. - Причем необходимо как введение новых понятий - "биологическое лекарственное средство", "воспроизведенное биологическое лекарственное средство", так и новых правил регистрации и контроля и запрет регистрации воспроизведенных биопрепаратов на основании сокращенного объема данных.

Определение четких принципов регистрации и применения биоаналогов регулирующими органами России необходимо для защиты пациентов. Кроме того, международное сотрудничество и установление единых со всем мировым фармацевтическим рынком стандартов могло бы также облегчить выход российских компаний на другие рынки.

Биологические препараты | это... Что такое Биологические препараты?

Биологические препараты — группа медицинских продуктов биологического происхождения, в том числе вакцины, препараты крови, аллергены, соматические клетки, ткани, рекомбинантные белки.

В состав биологических препаратов могут входить сахара, белки, нуклеиновые кислоты или сложные комбинации этих веществ; биологические препараты могут представлять собой биологические объекты — например, клетки и ткани. Биологические препараты получают из различных природных источников — животных, микроорганизмов, также биологические препараты могут быть синтезированы методами биотехнологии. Активно исследуется потенциал медицинского применения клеточных и генных биологических препаратов для лечения многих заболеваний, неизлечимых в настоящий момент. [1]

Значение средств биологического и биофармацевтического происхождения

Эту группу выделяют в связи со значительным экономическим и общественным значением входящих в нее препаратов. Так, в 2008 г. оборот денежных средств при производстве и реализации препаратов этой группы достиг суммы 65,2 миллиарда долларов США. Препараты этой группы применяются для лечения и профилактики массовых тяжелых эндокринных и онкологических заболеваний.

Отношение к биофармакологии

Эту группу препаратов изучает биофармакология. К сожалению, не существует единства в употреблении термина «биологические препараты». Представители прессы и деловые круги содержание этого термина сужают до препаратов, полученных с помощью биологических процессов, вовлекающих рекомбинантную ДНК технологию. Между тем, исторически термин «биологические препараты» также включал вакцины, донорскую кровь и препараты крови, в том числе, иммунные сыворотки, иммуноглобулины, анатоксины, диагностические и лечебные аллергены, соматические клетки, генную терапию, донорские ткани и рекомбинантные лечебные белки.

Средства биологического и биофармацевтического происхождения, применяемые в лечебных и профилактических целях, выделяют из большого числа источников человеческого, животного и микробного происхождения, получают с использованием живых биологических систем, тканей организмов и их производных, с использованием средств биотехнологии. Их применяют для лечения гематологических, эндокринных, онкологических заболеваний, заболеваний мочеполовой, костно-мышечной систем, и противомикробных препаратов. Среди них факторы крови, тромболитические агенты, гормоны, гемопоэтические факторы роста, интерфероны, интерлейкины, вакцины, моноклональные антитела, факторы некроза опухоли, терапевтические ферменты.

Отношение к Анатомо-терапевтическо-химической классификации

Известные в настоящее время биологические и биофармацевтические средства, представляющие интерес биофармакологии, распределены по семи из четырнадцати основных анатомических групп Анатомо-терапевтическо-химической классификации (см. таблицу).

Биологические препараты на основе бактерий и других видов микробов состоят из живых или убитых микроорганизмов, отдельных их компонентов, специфических иммуноглобулинов, сывороток или их фракций; применяются также для профилактики, диагностики и лечения инфекционных болезней и являются объектом изучения иммунологии, микробиологии и эпидемиологии. В интересах этих трех отраслей медицины среди них различают профилактические, лечебные и диагностические препараты.

  • К профилактическим препаратам относят вакцины и анатоксины, применяемые для иммунизации и выработки соответственного активного антимикробного или антитоксического иммунитета.
  • Лечебные препараты в виде иммуноглобулинов и в прошлом иммунных сывороток используют для создания пассивного антимикробного или антитоксического иммунитета. Важное место занимают препараты, содержащие представителей нормальной микрофлоры организма с усиленными антагонистическими свойствами или (и) повышенной колонизирующей активностью, то есть способностью приживления в организме, что приводит к подавлению развития патогенной и условно-патогенной микрофлоры(колибактерин, бифидумбактерин, препараты лактобацилл).
  • Диагностические препараты применяют при оценке иммунного статуса организма:

иммунные сыворотки используют для установления класса иммуноглобулинов, определения компонентов комплемента, для постановки аллергических диагностических проб, диагностикумы в виде взвеси убитых бактерий или антигенов, адсорбированных на носителях) используют для проведения серологических исследований и определения антител в сыворотке крови больных. К диагностическим препаратам относятся также бактериофаги и диагностические иммунные сыворотки для идентификации микроорганизмов с помощью различных реакций иммунитета.

Основная анатомическая группа Терапевтическо-фармакологическая группа Группа препарата
A. Биопрепараты, применяемые при заболеваниях пищеварительного тракта и обмена веществ Лечение сахарного диабета инсулин
Ферментные препараты панкреатин
Бактериальные препараты Бифиформ
B. Биопрепараты, применяемые при нарушениях кроветворения и крови Гемостатические препараты Фактор свертывания VIII,Фактор свертывания IX
Антикоагулянты Активатор тканевого плазминогена
Стимуляторы эритропоэза Эритропоэтин
G. Биопрепараты, применяемые в нефрологии и урологии Гонадотропины Гонадотропин
H. Биопрепараты с гормональной активностью для системного применения Гормоны, расщепляющие гликоген Глюкагон
Гормоны передней доли гипофиза Генотропин
J. Противомикробные биопрепараты для системного применения Вакцины Вакцины против гепатитов А, В, кори, гриппа, Вакцина против вируса папилломы человека и др
Иммуноглобулины Анти-Д-иммуноглобулин и др.
L. Биопрепараты, применяемые в онкологии и иммунологии Цитокины и иммуномодуляторы Колоние-стимулирующие факторы, фактор некроза опухоли
Интерфероны Интерфероны
Интерлейкины Интерлейкины
Иммунодепрессанты Моноклональные антитела
M. Биопрепараты, применяемые при заболеваниях костно-мышесной системы Ревматоидный артрит -

Примечания

  1. Center for Biologics Evaluation and Research What is a biological product?. U.S. Food and Drug Administration (29 октября 2007).(недоступная ссылка — история) Проверено 17 декабря 2007.

Литература

  • Brisk Fox Financial «Biopharmaceutical sector sees rising R&D despite credit crunch, finds analysis».
  • Бактериальные препараты. Краткая медицинская энциклопедия., М., Совет. Энцикл., 1989.

Бактерийные биологические препараты (пробиотики) - список препаратов из 11.12.01.01 входит в группу клинико-фармакологических указателей (КФУ) 11.12.01

Аципол®

Капс.: 10, 20 или 30 шт.

рег. №: ЛС-001915 от 17.08.11
Биоспорин

Лиофилизат д/пригот. сусп. д/приема внутрь и местного прим. 1 доза: фл. 10 шт.

рег. №: Р N003098/01 от 23.06.10
Биоспорин

Лиофилизат д/пригот. сусп. д/приема внутрь и местного прим. 10 доз: фл. 10 шт.

рег. №: Р N003098/01 от 23.06.10
Биоспорин

Лиофилизат д/пригот. сусп. д/приема внутрь и местного прим. 2 дозы: фл. 10 шт.

рег. №: Р N003098/01 от 23.06.10
Биоспорин

Лиофилизат д/пригот. сусп. д/приема внутрь и местного прим. 5 доз: фл. 10 шт.

рег. №: Р N003098/01 от 23.06.10
Биоспорин

Таб. 1 доза: 10, 20 или 30 шт.

рег. №: Р N002617/01 от 23.06.10
Биоспорин

Таб. 2 дозы: 10 шт.

рег. №: Р N002617/01 от 23.06.10
Бификол

Лиофилизат д/пригот. сусп. д/приема внутрь 5 доз: пак. 10, 20, 30, 40 или 50 шт.

рег. №: ЛСР-007949/08 от 08.10.08
Бификол

Лиофилизат д/пригот. сусп. д/приема внутрь 5 доз: фл.10 шт.

рег. №: Р N000951/01 от 08.09.08
Бификол

Лиофилизат д/пригот. сусп. д/приема внутрь: фл. 2, 3 или 5 доз

рег. №: ЛС-002158 от 31.10.11
Бифиформ®

Капс. кишечнорастворимые: 20, 30, 40 или 100 шт.

рег. №: П N013677/01 от 08.06.11 Дата перерегистрации: 01.06.16
Гастрофарм®

Таб.: 6 или 18 шт.

рег. №: П N011992/01 от 04.04.07
Гепафор®

Сложная капс.: 12, 18, 30 или 60 шт.

рег. №: ЛСР-006454/09 от 13.08.09 Дата перерегистрации: 03.06.20
Колибактерин

Лиофилизат д/пригот. сусп. д/приема внутрь 10 млрд.КОЕ/1 доза: фл. 5 доз 10 шт.

рег. №: ЛСР-004224/09 от 28.05.09
Колибактерин сухой

Лиофилизат д/пригот. р-ра д/приема внутрь 10 млрд.КОЕ/1 доза: фл. 5 доз 10 шт.

рег. №: Р N002820/01-2003 от 18.09.08
Линекс®

Капс.: 16, 32 или 48 шт.

рег. №: П N012084/01 от 06.08.07 Дата перерегистрации: 01.09.16
Произведено: LEK d.d. (Словения)
Линекс® Форте

Капс.: 7 или 14 шт.

рег. №: ЛП-001920 от 05.12.12 Дата перерегистрации: 25.09.15
Произведено: LEK d.d. (Словения)
Про-Симбиофлор

Капли д/приема внутрь: фл.-капельн. 50 мл

рег. №: ЛП-001311 от 01.12.11
Флонивин БС

Капсулы 35 мг: 16 шт.

рег. №: ЛП-000458 от 01.03.11
Хилак форте

Капли д/приема внутрь: саше 1.1 мл или 2.2 мл 15, 30 или 60 шт.; фл. 30 мл или 100 мл

рег. №: ЛП-№(000100)-(РГ-R U) от 18.12.20 Предыдущий рег. №: П N014917/01

Капли д/приема внутрь (со вкусом вишни): фл. 30 мл или 100 мл с пробкой-капельницей

рег. №: ЛП-№(000100)-(РГ-R U) от 18.12.20 Предыдущий рег. №: П N014917/01
Произведено: MERCKLE (Германия) контакты:
ТЕВА (Израиль)

Биологические препараты при хроническом риносинусите - Chong, LY - 2020

Main results

We included eight RCTs. Of 986 adult participants, 984 had severe chronic rhinosinusitis with nasal polyps; 43% to 100% of participants also had asthma. Three biologics, with different targets, were evaluated: dupilumab, mepolizumab and omalizumab. All the studies were sponsored or supported by industry.

Anti‐IL‐4Rα mAb (dupilumab) versusplacebo/no treatment (all receiving intranasal steroids)

Three studies (784 participants) evaluated dupilumab.

Disease‐specific HRQL was measured with the SNOT‐22 (score 0 to 110; minimal clinically important difference (MCID) 8.9 points). At 24 weeks, the SNOT‐22 score was 19.61 points lower (better) in participants receiving dupilumab (mean difference (MD) ‐19.61, 95% confidence interval (CI) ‐22.54 to ‐16.69; 3 studies; 784 participants; high certainty).

Symptom severity measured on a 0‐ to 10‐point visual analogue scale (VAS) was 3.00 lower in those receiving dupilumab (95% CI ‐3.47 to ‐2.53; 3 studies; 784 participants; moderate certainty).

The risk of serious adverse events may be lower in the dupilumab group (risk ratio (RR) 0.45, 95% CI 0.28 to 0.75; 3 studies; 782 participants; low certainty). 

The number of participants requiring nasal polyp surgery (actual or planned) during the treatment period is probably lower in those receiving dupilumab (RR 0.17, 95% CI 0.05 to 0.52; 2 studies; 725 participants; moderate certainty).

Change in the extent of disease using the Lund Mackay computerised tomography (CT) score (0 to 24, higher = worse) was ‐7.00 (95% CI ‐9.61 to ‐4.39; 3 studies; 784 participants; high certainty), a large effect favouring the dupilumab group. 

The EQ‐5D visual analogue scale (0 to 100, higher = better; MCID 8 points) was used to measure change in generic quality of life. The mean difference favouring dupilumab was 8.59 (95% CI 5.31 to 11.86; 2 studies; 706 participants; moderate certainty).

There may be little or no difference in the risk of nasopharyngitis (RR 0.95, 95% CI 0.72 to 1.25; 3 studies; 783 participants; low certainty).

Anti‐IL‐5 mAb (mepolizumab) versusplacebo/no treatment (all receiving intranasal steroids)

Two studies (137 participants) evaluated mepolizumab.

Disease‐specific HRQL measured with the SNOT‐22 at 25 weeks was 13.26 points lower (better) in participants receiving mepolizumab (95% CI ‐22.08 to ‐4.44; 1 study; 105 participants; low certainty; MCID 8.9). 

It is very uncertain whether there is a difference in s ymptom severity: on a 0‐ to 10‐point VAS symptom severity was ‐2.03 lower in those receiving mepolizumab (95% CI ‐3.65 to ‐0.41; 1 study; 72 participants; very low certainty).

It is very uncertain if there is difference in the risk of serious adverse events (RR 1.57, 95% CI 0.07 to 35.46; 2 studies; 135 participants, very low certainty).

It is very uncertain whether or not the overall risk that patients still need surgery at trial end is lower in the mepolizumab group (RR 0.78, 95% CI 0.64 to 0.94; 2 studies; 135 participants; very low certainty).

It is very uncertain whether mepolizumab reduces the extent of disease as measured by endoscopic nasal polyps score (scale range 0 to 8). The mean difference was 1.23 points lower in the mepolizumab group (MD ‐1.23, 95% ‐1.79 to ‐0.68; 2 studies; 137 participants; very low certainty).

The difference in generic quality of life (EQ‐5D) was 5.68 (95% CI ‐1.18 to 12.54; 1 study; 105 participants; low certainty), favouring the mepolizumab group. This difference is smaller than the MCID of 8 points.

There may be little or no difference in the risk of nasopharyngitis (RR 0.73, 95% 0.36 to 1.47; 2 studies; 135 participants; low certainty).

Anti‐IgE mAb (omalizumab) versus placebo/no treatment (all receiving intranasal steroids)

Three very small studies (65 participants) evaluated omalizumab. We are very uncertain about the effect of omalizumab on disease‐specific HRQL, severe adverse events, extent of disease (CT scan scores), generic HRQL and adverse effects.

90 000 биологических препаратов - когда они используются?

Биологическое лечение - терапия, использующая введение биологических препаратов в терапию больных. Их применяют, когда лечение обычными препаратами неэффективно. Биологические препараты производятся живыми организмами – в основном бактериями, дрожжами, вирусами и растительными клетками, которые затем подвергаются биотехнологическим и генетическим модификациям.

Биологические препараты представляют собой химически сложные белки, которые могут иметь различную структуру, что является естественным явлением как для референтных, так и для биоаналогов.По этой причине эти препараты подлежат строгому контролю качества и эффективности. В странах Европейского союза решение о регистрации биологических препаратов принимается Европейским агентством по лекарственным средствам. После того, как Агентство одобрит заявку, препарат может продаваться во всех странах ЕС.

Референтный и биоаналог - отличия

Референтный лекарственный препарат разрешен на основании предоставленных доклинических и клинических исследований и соответствует определенным условиям, предъявляемым к оригинальному лекарственному препарату.

Биоаналог может быть выведен на рынок после истечения срока действия исключительных прав на референтный препарат. Он может иметь различия по структуре, хотя лечебный эффект должен быть сопоставим. Безопасность обоих препаратов должна быть одинаковой.

Различия в структуре могут быть вызваны использованием разных клеточных штаммов в производстве, разными производственными площадками или различиями в используемом оборудовании.

Биологические препараты – какие побочные эффекты они вызывают?

Основным побочным эффектом, который могут вызывать биопрепараты при применении у пациентов (как эталонные, так и биоаналоги), является иммуногенность .Это реакция иммунной системы на появление в организме чужеродных белков. Он может принимать форму чрезмерного иммунного ответа на собственные белки, т. е. аутоиммунитета.

Причинами иммуногенности биологической терапии считаются:

  • факторы, связанные со структурой и производством лекарственного средства,
  • неправильный прием лекарственного средства,
  • примеси на стадии производства,
  • факторы, связанные с индивидуальные особенности больного.

Референтные и биоаналоги, разрешенные в Польше

Референтные и биоаналоги, разрешенные в Польше:

  1. белки животного происхождения, например,horse antiserum,
  2. proteins obtained by recombinant DNA and other biotechnological techniques:
  • monoclonal antibodies,
  • recombinant human growth hormone,
  • recombinant insulin,
  • recombinant blood coagulation factor,
  • free and pegylated interferons,
  • Свободные и пегилированные filgrastim,
  • препараты при редких заболеваниях,
  • Инфузионные белки,
  • Свободный и пегил -эритропоэтин,
  • Низкие молекулярные гепарины

    797777777777777777777777779. Избранные белки,

99777777777777777777777779. Избранные белки

9

777777777777777777777777777777779. Избранные белки. С учетом строения биологические препараты можно разделить на:

  • моноклональные антитела – это иммуноглобулины, которые связываются в организме с белками, подавляя их активность.Это снижает иммунный ответ. Первые антитела были мышиного происхождения, сейчас антитела гуманизированы для снижения иммуногенности препарата. Эти препараты имеют в своих названиях окончания -ab .
  • слитые белки - состоят из двух структур. Один связывается с белком, а другой стабилизирует всю структуру. Благодаря такому строению они характеризуются низкой иммуногенностью. Названия лекарств заканчиваются на -cept .
  • рекомбинантные цитокины человека - это копии белков человека или их фрагменты. Названия лекарств имеют префикс rhu-.

Примеры препаратов, применяемых при различных заболеваниях:

  • деносумаб — постменопаузальный остеопороз,
  • катумаксомаб — лечение злокачественного асцита у взрослых с онкологическими заболеваниями,
  • ромиплостим — хроническая первичная тромбоцитопения, ,
  • абциксимаб - антикоагулянтный препарат,
  • альфиберецепт - экссудативная дегенерация желтого пятна,
  • альфа-конестат - острые приступы ангионевротического отека,
  • базиликсимаб - лечение при трансплантации,
  • базиликсимаб - лечение при рассеянной трансплантации 90 031, 90 трансплантации, 90 90 трансплантации, 90 90 трансплантации, 90 90 90 трансплантации,
  • базиликсимаб
.90 000 Пациенты спрашивают: биологические препараты для аптек | Ревматология

Нам следует перестать говорить о форме лекарственных программ и сосредоточиться на том, как ввести биологические препараты в аптеку безопасным для пациентов способом, - говорит Моника Зиентек, президент ассоциации «Давайте соберемся вместе», которая болеет ревматоидным воспалением в течение 20 лет Прудов (РА).

Рис. Давид Шалимонюк / Агентство Газета

Рената Колтон: В последнем отчете «Я пациент 2017» было отмечено, что Ассоциация отдельно проанализирует проблему биологического лечения в Польше.Какие аспекты этого вопроса вы хотели бы рассмотреть подробнее?

Monika Zientek: Отчет, который мы подготовили, касается общего состояния ревматологической помощи в Польше. Биологическая очистка является одним из наиболее сложных элементов системы. Среди участников нашего исследования только 50 пациентов получали биологическое лечение. Это слишком маленькая попытка, чтобы сделать какие-либо общие выводы по этому вопросу. Поэтому мы хотим охватить больше пациентов, проходящих биологическую терапию лекарственными программами.

Мы планируем тщательно расследовать, в том числе вопрос о доступе к биологическому лечению в Польше, например, чтобы посмотреть, в каком возрасте у пациента есть наибольшие шансы на современную терапию. Мы также хотели сравнить польские стандарты лечения с решениями, которые работают и хорошо работают за границей, в том числе и у наших ближайших соседей.

В начале года Вы упомянули, что пациенты, проходящие биолечение, вынуждены соглашаться на переход на биоаналог.Это все еще так?

В начале года мы заметили, что больницы, лечащие пациентов по программам лекарств, заказывали только новые биоаналоги. Лечение людей, лечившихся до сих пор биологическим препаратом, давшим ремиссию заболевания, не было обеспечено. Таким образом, больные были лишены возможности продолжать проводимое лечение. Мы попросили омбудсмена пациентов решить, нарушает ли это право пациента на информированное согласие на новую терапию.На практике у пациента не было другого выбора, кроме как принудительно изменить лечение. В настоящее время мы ждем решения МПК. Мы знаем, что есть проблемы со сбором документации из больниц.

Как вы оцениваете изменения в наркопрограммах, которые действуют с 1 марта этого года? Польское общество ревматологов и Фонд 1 июня признали это важным шагом, приближающим лечение пациентов с воспалительными ревматическими заболеваниями в Польше к международным стандартам.

На мой взгляд, в Польше вообще не должны работать лекарственные программы в области ревматологии.Они представляют собой лишь административные ограничения на проведение терапии. Мы хотим, чтобы врачи могли лечить нас в соответствии с последними медицинскими знаниями, а это меняется быстрее, чем положения программ. Теперь пациентам необходимо получить специальное разрешение на лечение в рамках программ, а затем отправиться в больницу за лекарствами, которые, как правило, готовы для самостоятельного приема в домашних условиях.

Любое изменение в записях программы в чем-то улучшает ситуацию пациента, в чем-то усложняет ее.Нам следует перестать говорить о форме этих документов, а сосредоточиться на том, как сделать безопасным для пациентов выход биологических препаратов из лекарственных программ и ввести их в аптечную продажу.

Как Минздрав относится к вашему запросу о внедрении биологических препаратов в аптеки?

Министерству здравоохранения известны наши ожидания. Однако представители министерства обеспокоены тем, что наличие биопрепаратов в аптеках будет означать меньший контроль за их реализацией и приведет к увеличению расходов, связанных с возмещением этих препаратов.

Мы получили заявление, что поговорим об этом, когда цены на лекарства снизятся. В настоящее время в программах используются биоаналоги, которые дешевле биологических препаратов. Однако министерство не выполняет своего обещания и не начинает разговоров о внедрении их в аптеки.

Беседовала Рената Колтон

.

Биопрепараты в лечении рассеянного склероза. Обзор текущих достижений • Успехи медицинских наук 10/2013 • Медицинский читальный зал BORGIS

© Borgis - Postępy Nauk Medicznych 10/2013, стр. 715-719

* Витольд Паласик

Биопрепараты в лечении рассеянного склероза. Обзор текущих достижений

Биологическое лечение рассеянного склероза. Обзор текущей разработки

Отделение неврологии и эпилептологии, Медицинский центр последипломного образования, Независимая государственная клиническая больница.проф. В. Орловского, Варшава
Заведующий клиникой: проф. доктор хаб. Медицина Урсулы Фишер 9000 3

Резюме
Рассеянный склероз — это аутоиммунное заболевание центральной нервной системы (ЦНС). Вызывает очень серьезные изменения в ЦНС, как в моторной и сенсорной сферах, так и в интеллектуальной сфере больных. Это одна из самых серьезных причин тяжелой инвалидности у пострадавших пациентов. При лечении РС, особенно в форме рецидивов и ремиссий, важнейшей целью является как можно более длительная защита аксона от повреждений, вызывающих прогрессирование заболевания и инвалидизацию, и, как следствие, укорачивающих жизнь больного.Лечение этого заболевания в настоящее время совершенствуется новыми иммуномодулирующими препаратами. Это связано с рядом новых открытий, касающихся патомеханизма заболевания, а также с созданием новых биологических препаратов, воздействующих на патологическую активность иммунной системы в ЦНС. Эти препараты действуют на разных уровнях болезненного процесса как внутри, так и вне ЦНС. Этот прогресс включает в себя не только разработку новых и более эффективных лекарств, но и новые формы лекарств, которые позволяют вводить их перорально, что предлагает пациентам значительное улучшение комфорта лечения.Разнообразие новых препаратов позволяет более эффективно применять принцип персонализации лечения, благодаря которому мы можем подобрать наиболее эффективное лечение для данного пациента и многократно модифицировать лечение в зависимости от его эффективности. К сожалению, успехи в лечении в основном связаны с рецидивирующей формой заболевания. В случаях как первично-хронически-прогрессирующего, так и вторично-прогрессирующего заболевания мы малоэффективны, и клинические испытания не увенчались успехом.

Резюме
Рассеянный склероз (РС) — аутоиммунологическое заболевание центральной нервной системы (ЦНС). Следствием поражения ЦНС, вызванного болезнью, являются серьезные дефициты в различных сферах деятельности человека, в том числе психической и, в конечном итоге, очень тяжелая инвалидность людей, страдающих от болезни. В лечении, особенно при рецидивирующе-ремиттирующей форме рассеянного склероза, мы ориентируемся на защиту от повреждения аксонов, которое вызывает прогрессирование болезни и инвалидность, и, наконец, укорачивание жизни под действием болезни.В настоящее время мы наблюдаем очень быстрый прогресс благодаря новым открытиям факторов, играющих важную роль в механизме заболевания, и развитию фармакологии созданы новые препараты, способные модифицировать патологическую активность иммунной системы в ЦНС. Эти препараты воздействуют на разные уровни патологических процессов, как в рамках одинаковой ЦНС, так и вне ее. Этот прогресс включает в себя создание новых сильнодействующих лекарственных средств не только большей эффективности, но и новых, пероральных форм лекарственных средств, что вносит существенную коррекцию комфортности лечения.Многообразие новой медицины позволяет более активно использовать принцип персонификации лечения. Кроме того, мы можем многократно подбирать и модифицировать лечение в зависимости от эффективности. К сожалению, мы наблюдаем значительный прогресс в лечении рецидивирующе-ремиттирующего рассеянного склероза, и, напротив, у нас все еще есть проблемы в лечении первично-прогрессирующего рассеянного склероза (ППРС). Все клинические испытания потерпели неудачу, и имеются ограниченные доказательства их эффективности при вторично-прогрессирующем заболевании.

Рассеянный склероз (РС) остается неизлечимой болезнью. Благодаря новым открытиям в области иммунологии у нас есть возможность лучше понять патомеханизм болезни, что может привести к большим возможностям влияния на течение болезни. Рассеянный склероз является хроническим заболеванием центральной нервной системы (ЦНС) и в настоящее время неизлечим. Распространенность заболевания во всем мире составляет около 3,6/100 000 человеко-лет для женщин и 2,0/100 000 человеко-лет для мужчин и имеет тенденцию к увеличению, особенно среди женщин.Это, несомненно, связано не только со все более совершенными методами диагностики (1).

Успехи в области генной инженерии и молекулярной биологии привели к тому, что мы получаем все более эффективные препараты, дающие шанс на более эффективное лечение и возможность замедления течения болезни, а среди больных повышает надежда на прогресс в лечении рассеянного склероза. Синтез все новых и новых биологических препаратов, угнетающих аутоиммунные процессы, приводящие к повреждению миелина, а также применение препаратов, уже применяемых при лечении аутоиммунных процессов, происходящих в других системах человека, расширяет возможности воздействия на заболевание.Разнообразие новых препаратов позволяет более эффективно применять принцип персонализации лечения, благодаря которому мы можем подобрать наиболее эффективное лечение для данного пациента и многократно модифицировать лечение в зависимости от его эффективности.

Благодаря им мы можем регулировать количество иммунокомпетентных клеток в периферической крови, влиять на их способность преодолевать гематоэнцефалический барьер в ЦНС и их активность в отношении миелина после преодоления гематоэнцефалического барьера.

К сожалению, у нас пока нет возможности избирательно воздействовать на все миелин-иммунные клетки, но прогресс, особенно в исследованиях по применению моноклональных антител в лечении РС, дает нам все больше возможностей и значительно улучшает результаты лечения. При лечении рассеянного склероза, особенно в форме рецидивов и ремиссий, важнейшей целью является как можно более длительная защита аксона от повреждений, вызывающих прогрессирование заболевания и инвалидизацию, а, следовательно, укорачивание жизни больного.Сущность патологии, имеющей место при РС, очень сложна и включает в себя ряд сложных процессов, протекающих практически одновременно. В основе лежит воспалительный процесс в течении аутоиммунных реакций, сосуществующих с нейродегенеративным процессом и изменениями сосудистой этиологии (2). Результаты более чем 20-летнего наблюдения за больными, получавшими интерферон бета-1b, однозначно свидетельствуют о том, что раннее начало приема препарата приводило к увеличению выживаемости в группе леченных больных (3). В то же время недавние генетические исследования показывают, что эффективность и результативность этого лечения варьируется от человека к человеку и зависит от индивидуальных генетических условий (4).Отсюда такие существенные различия в ответе на лечение интерфероном у больных со сходной клинической картиной заболевания. Это позволяет и в то же время предполагает выделение группы пациентов, чувствительных и резистентных к действию интерферона (90 032 ответивших на интерферон бета и 90 033 не ответивших) (5). Такие исследования могут позволить нам более подходящим образом отбирать пациентов для лечения интерфероном, избегая задержек с началом эффективного лечения. Это могло бы позволить проводить ранний отбор пациентов для замены их лечения лекарствами, т.н.вторая линия в связи с возможным отсутствием лечебных эффектов, обусловленных индивидуальными генетическими условиями, а не только после нескольких рецидивов, как раньше. В результате больной с задержкой ценой дальнейшего поражения ЦНС приступает к новому лечению препаратами, т.н. вторая линия. Это создает серьезные последствия не только клинические, но и экономические, так как неправильный выбор лечения, а затем изменение лечения происходит в случае ухудшения состояния больного, что значительно снижает эффективность такого лечения.Нельзя забывать, что, к сожалению, стоимость новых препаратов, применяемых при РС, очень высока. Терапия интерфероном в настоящее время является одной из самых продолжительных в лечении РС. В 2012 г. были опубликованы исследования (6), свидетельствующие о возможности повышения эффективности этого лечения путем добавления витамина D 3 к терапии интерфероном. В течение многих лет подчеркивалась важная роль витамина D 3 в возможности модификации клинического течения рассеянного склероза. Были даже сообщения о том, что воздействие солнечного света может оказывать статистически значимое положительное влияние на динамику изменения изображения на магнитно-резонансной томографии (7) и подавлять активность заболевания (8).Кроме того, текущие исследования показывают, что витамин D 3 может оказывать положительное влияние на течение вторично-прогрессирующей СР (9).

Также исследование второго из самых основных препаратов, используемых в иммуномодулирующей терапии СР - глатирамера ацетата, открытие его новых терапевтических возможностей (10) в качестве препарата, добавленного к другой терапии, благодаря чему можно получить большую эффективность при снижении побочные эффекты препаратов, являющихся элементами такой терапии.

Недавно на рынке появились два вещества, так называемые лечение рассеянного склероза второй линии: натализумаб, вводимый парентерально, и финголимод, первое широко распространенное пероральное лечение рассеянного склероза.

Натализумаб относится к группе моноклональных антител, на которые возлагаются большие надежды в лечении РС в связи с их специфичностью к данному антигену и высокой эффективностью в отношении снижения рецидивов и прогрессирования изменений магнитно-резонансной картины.Натализумаб представляет собой генно-инженерный аналог человеческого моноклонального антитела против интегрина альфа-4 бета-1 (VLA-4) и ингибирует миграцию иммунокомпетентных клеток в ЦНС через гематоэнцефалический барьер (11).

Обнаружено, что натализумаб эффективен при рецидивирующих формах рассеянного склероза — он снижает риск рецидивов и замедляет ухудшение инвалидности. Способ его введения достаточно удобен для пациента. Это лекарство вводят каждые 4 недели в виде инфузии.Наиболее серьезным риском, связанным с приемом натализумаба, является возможность развития редкого и опасного вирусного заболевания головного мозга ( вирус JC - JCV), развивающегося особенно у людей с нарушением работы иммунной системы, прогрессирующей мультифокальной энцефалопатии (). - ПМЛ) ( 12). Тем не менее было установлено, что в случае РС (препарат применялся также для лечения болезни Крона, но в данном случае не был разрешен к применению из-за ПМЛ) польза от лекарства настолько значительна, что перевешивает риски. , а в 2006 году лекарство было одобрено для лечения в странах Европейского Союза после предварительного одобрения в США Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) в том же году (13).

Натализумаб является препаратом для рецидивирующе-ремиттирующего РС и рекомендуется в качестве препарата второй линии для пациентов, у которых применение препаратов интерферона и/или глатирамера ацетата не снижало активность заболевания, а также для пациентов с быстропрогрессирующим агрессивным РС. Клинические испытания и результаты применения этого препарата к настоящему времени свидетельствуют о его высокой эффективности при лечении РС (14-16), что подтверждается уменьшением рецидивов и снижением активности заболевания на магнитно-резонансной томограмме.В настоящее время производитель препарата тысячабри ввел очень ограничительные правила с хорошим предложением помощи в исключении всех факторов, которые могут представлять риск ПМЛ и заключающихся в систематическом мониторинге наличия антител к вирусу JC, начиная с момента пациент имеет право на лечение этим препаратом. В настоящее время риск ПМЛ находится под контролем благодаря внедрению соответствующего алгоритма ведения пациентов, получающих натализумаб (17). Перед началом лечения и во время лечения рекомендуется систематический контроль (каждые 6 мес) на наличие вируса JC (JCV) и в случае выявления титра антител против JCV в сыворотке.Пациенты с отрицательным результатом на антитела к JCV не подвержены риску развития ПМЛ. Пациенты с положительным результатом на антитела к JCV имеют повышенный риск ПМЛ. Величина этого риска дополнительно зависит от:

- лечились Тисабри более 2 лет,

- до лечения Тиссабри принимали иммунодепрессанты.


Мы загрузили отрывок из статьи выше, к которой вы можете получить полный доступ.

У меня есть код доступа

  • Чтобы получить платный доступ к полному содержанию вышеуказанной статьи или ко всем статьям (в зависимости от выбранного варианта), введите код.
  • Вводя код, вы принимаете содержание Правил и подтверждаете, что ознакомились с ними.
  • Чтобы купить код, воспользуйтесь одним из вариантов ниже.

Опция № 1

19 90 015

зл. я выбираю
  • Доступ к этой статье
  • доступ на 7 дней

полученный код необходимо ввести на странице статьи, на которую он был погашен

Вариант № 2

49 90 015

зл. я выбираю
  • доступ к этому и более 7000 элементов
  • доступ для 30 дней
  • самый популярный вариант

Опция № 3

119 90 015

злотых я выбираю
  • доступ к этому и более 7000 элементов
  • доступ на 90 дней
  • вы экономите 28 злотых

Ссылки

1.Алонсо А., Эрнан М.А.: Временные тенденции заболеваемости рассеянным склерозом: систематический обзор. Неврология 2008; 71: 129-135.

2. Милькович Д., Спасоевич И.: Рассеянный склероз: молекулярные механизмы и терапевтические возможности. Antioxid Redox Signal 2013 [Epub перед печатью].

3. Гудин Д.С., Редер А.Т., Эберс Г.К. и др.: Выживание при РС. Рандомизированное когортное исследование через 21 год после начала базового исследования IFNβ-1b. Неврология 2012; 78 (17): 1315-1322.

4. Hecker M, Hartmann C, Kandulski O et al.: Терапия интерфероном-бета при рассеянном склерозе: краткосрочные и долгосрочные эффекты на экспрессию индивидуальных генов пациентов в периферической крови. Mol Neurobiol 2013 [Epub перед печатью].

5. Бустаманте М.Ф., Нуртдинов Р.Н., Рио Дж. и др.: Базовые сигнатуры экспрессии генов в моноцитах пациентов с рассеянным склерозом, получавших интерферон-бета. ПЛоС Один 2013; 8 (4): e60994.

6. Soilu-Hänninen M, Åivo J, Lindström BM et al.: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование с витамином D 3 в качестве дополнения к лечению интерфероном β-1b у пациентов с рассеянным склерозом.J Neurol Нейрохирург Психиатрия 2012; 83 (5): 565-571.

7. Zivadinov R, Treu CN, Weinstock-Guttman B et al.: Взаимозависимость и вклад воздействия солнца и витамина D на показатели МРТ при рассеянном склерозе. J Neurol Neurosurg Psychiatry 2013 [Epub перед печатью].

8. Smolders J, Schuurman KG, van Strien ME и др.: Экспрессия рецептора витамина D и метаболизирующих ферментов в ткани головного мозга, пораженной рассеянным склерозом. J Neuropathol Exp Neurol 2013; 72 (2): 91-105.

9.Yang M, Qin Z, Zhu Y и др.: Витамин D-связывающий белок в спинномозговой жидкости связан с прогрессированием рассеянного склероза. Мол Нейробиол 2013; 47 (3): 946-956.

10. Høglund RA, Holmøy T, Harbo HF et al.: Годовое последующее исследование активности естественных киллеров и дендритных клеток у пациентов с рассеянным склерозом, получающих глатирамера ацетат (GA). ПЛоС Один 2013; 22; 8 (4): e62237.

11. Elices MJ: Натализумаб. Элан / Биоген. Curr Opin Investig Drugs 2003; 4 (11): 1354-1362.

12. Baldwin KJ, Hogg JP: Прогрессирующая многоочаговая лейкоэнцефалопатия у пациентов с рассеянным склерозом. Curr Opin Neurol 2013; 26 (3): 318-323.

13. О'Коннор П.: Натализумаб и роль антагонизма альфа-4-интегрина в лечении рассеянного склероза. Экспертное заключение Биол Тер 2007; 7 (1): 123-136.

14. О'Коннор П., Миллер Д., Ристер К. и др.: Частота рецидивов и усиливающиеся поражения в исследовании фазы II натализумаба при рассеянном склерозе. Мульт Склер 2005; 11: 568-572.

15. О'Коннор П., Гудман А., Каппос Л. и др.: Восстановление активности заболевания во время перерыва в лечении натализумабом у пациентов с рассеянным склерозом. Неврология 2011; 76: 1858-1865.

16. Polman C, O'Connor P, Havrdova E et al.: Рандомизированное плацебо-контролируемое исследование натализумаба при рецидивирующем рассеянном склерозе. N Engl J Med 2006; 354: 899-910.

17. Фернандес О. Передовой опыт применения натализумаба при рассеянном склерозе. The Adv Neurol Disord 2013; 6 (2): 69-79.

18. Yeung J, Cauquil C, Saliou G и др.: Острый миелит, вызванный вирусом ветряной оспы, у пациента с рассеянным склерозом, получавшего натализумаб. Неврология 2013; 7; 80 (19): 1812-1813.

19. Минздрав. Пресс-релиз. Новые программы лечения рассеянного склероза. 31 марта 2011 г. (www.mz.gov.pl).

20. Chun J, Hartung HP: Механизм действия перорального финголимода (FTY720) при рассеянном склерозе. Клин Нейрофармаколь 2010; 33 (2): 91-101.

21. Massberg S, von Andrian UH: Финголимод и сфингозин-1-фосфат - модификаторы миграции лимфоцитов.N Engl J Med 2006; 355 (11): 1088-1091.

22. Pelletier D, Hafler DA: Финголимод для лечения рассеянного склероза. N Engl J Med 2012; 366 (4): 339-347.

23. Скотт Л.Дж.: Финголимод: обзор его использования в лечении рецидивирующе-ремиттирующего рассеянного склероза. Препараты ЦНС 2011; 25 (8): 673-698.

24. Gasperini C, Ruggieri S, Mancinelli CR и др.: Достижения в лечении рецидивирующе-ремиттирующего рассеянного склероза - критическая оценка финголимода. Ther Clin Risk Manag 2013; 9: 73-85.

25. Hartung HP, Montalban X, Sorensen PS и др.: Принципы нового алгоритма лечения рассеянного склероза. Эксперт преподобный Нейротер 2011; 11 (3): 351-362.

26. Пресс-релиз в связи с публикацией проекта Уведомления министра здравоохранения о перечне компенсируемых лекарственных средств, пищевых продуктов для специального питания и медицинских изделий по состоянию на 1 января 2013 г. (www.mz.gov.pl).

27. Голд Р., Каппос Л., Арнольд Д.Л. и др.: Плацебо-контролируемая фаза 3 исследования перорального приема BG-12 при рецидивирующем рассеянном склерозе.N Engl J Med 2012; 367 (12): 1098-1107.

28. Thöne J, Ellrichmann G: пероральные доступные агенты при лечении рецидивирующе-ремиттирующего рассеянного склероза: обзор достоинств и виновников. 2013 г.; 5: 37-47.

29. Bruck W, Wegner C: понимание механизма действия лаквинимода. J Neurol Sci 2011; 306: 173-179.

30. Али Р., Николас Р.С., Мураро П.А.: Разрабатываемые препараты для лечения рецидивирующего рассеянного склероза. Наркотики 2013; 73 (7): 625-650.

.90 000 Биопрепараты в наличии в аптеках 9 000 1

В 2006 году, после истечения срока действия патентной защиты на рекомбинантный гормон роста - соматропин, , зарегистрирован первый препарат биологический эквивалент . С тех пор на рынке появилось несколько десятков таких препаратов, что значительно способствовало снижению стоимости этих методов лечения, а также повышению их доступности.

Революция в медицине и помощь пациентам

Биологические препараты, производимые живыми организмами, произвели революцию в медицине. оказался эффективным при лечении заболеваний, против которых ранее применявшиеся фармацевтические препараты были неэффективны. Многие, страдающие, например, ревматологическими заболеваниями, благодаря им встали с инвалидных колясок и перестали чувствовать боль, которая длилась месяцами. Пациенты с воспалительными заболеваниями кишечника вернулись к нормальной жизни и работе. Биопрепараты также оказались прорывом в онкологии, превратив многие смертельные опухоли в хронические заболевания. Биологические препараты также используются для леченияв инфаркты и инсульты, неврологические заболевания, семейная гиперхолестеринемия. Лекарства этого типа представляют собой будущее медицины, совершив прорыв в лечении многих цивилизационных и генетических заболеваний. По оценкам, к 2025 году более 70 процентов. вновь зарегистрированные препараты будут биологическими продуктами.

Польские пациенты имеют худший доступ к биологической терапии

Несмотря на растущую доступность биологической терапии в Польше, она по-прежнему используется меньшим количеством пациентов, чем в других странах ЕС. Терапия этого типа доступна в Польше в рамках лекарственных программ, к которым допускаются только пациенты, отвечающие очень строгим критериям, а не все, кому это может быть полезно. Польша – единственная страна в Европе, где эффективное биологическое лечение прекращается по истечении срока, указанного в лекарственной программе, и возобновляется только после рецидива заболевания. Это действие не помогает больным, а также приводит к удорожанию, т.к. эффективность препаратов после их перезапуска иногда ниже и приводит к смене терапии на более дорогую.

Согласно отчету «Доступ к биологическому лечению в Польше», выпущенному Институтом современного здравоохранения в 2019 году, в Польше используют биологическое лечение только от 3 до 5 процентов. ревматических больных, в то время как в Западной Европе 20% , и даже 75% в Ирландии. Только 0,5 процента. Польские больные псориазом имеют доступ к биологическим препаратам, в других странах ЕС около 20%. Только 9,5 процента подвергаются биологической обработке.больных болезнью Крона, 19,1% в Венгрии и более 30% во Франции.

Улучшить доступность, как это сделать?

Как отмечает президент Польской ассоциации работодателей фармацевтической промышленности Кшиштоф Копец, , помимо упрощения правил участия в программах по лекарственным препаратам и отмены их временных ограничений, также стоит рассмотреть вопрос о том, чтобы эти препараты были доступны в аптеке с возмещением расходов 90 051 .
-
В настоящее время в большинстве стран ЕС, включаяв в Болгарии, Дании, Словакии и Румынии биологические препараты доступны по рецепту в аптеке, добавляет Копец.

В прошлом из-за очень высоких цен на биологические препараты их стали использовать в рамках программ по лекарственным средствам с очень строгими критериями включения, часто отклоняющимися от рекомендаций польских и европейских научных обществ. Истечение срока действия патентов на биологические препараты и появление конкуренции на рынке привели к значительному падению цен на них, что позволяет отказаться от нормирования этих методов лечения в рамках дорогостоящих и трудоемких программ лекарств, реализуемых больницами.

- Чтобы справиться с будущими проблемами, особенно после пандемии COVID-19, , необходимо будет провести активные реформы, которые укрепят систему здравоохранения и снизят нагрузку в будущем, - говорит Гжегож Рыхвальски, вице-президент PZPPF. - Введение биологических препаратов в аптечную компенсацию стало бы облегчением для больниц и врачей, вынужденных выполнять много бюрократической работы, связанной с работой лекарственных программ, - добавляет он.

.

Последипломная медицина - Роль биологических препаратов в современной фармакотерапии

Серия "Фармакотерапия" под руководством проф. доктор хаб. Марек Дрождик, доктор медицинских наук, заведующий кафедрой фармакологии Поморского медицинского университета в Щецине

Ева Домбровска-Жамойцин, MD, PhD

Кафедра фармакологии Медицинского факультета с кафедрой преподавания английского языка Поморского медицинского университета в Щецине

Адрес для переписки: д-р мед.Ева Домбровска-Жамойцин, кафедра фармакологии Поморского медицинского университета в Щецине, al. Powstańców Wielkopolskich 72, 70-111 Щецин 9000 3

В последнее десятилетие достигнут значительный прогресс в лечении некоторых заболеваний за счет внедрения в клиническую практику биологических препаратов.

ЦЕЛИ СТАТЬИ


После прочтения статьи читатель должен уметь:

• объяснить механизм действия биологических препаратов

• Назовите биологические препараты, применяемые при лечении ревматоидного артрита

• назовите биологические препараты, применяемые в трансплантологии и онкологии


В 1890 году Эмиль фон Беринг совместно с Шибасабуро Китасато опубликовал работу о столбнячном антитоксине.Это открытие положило начало широкому использованию антитоксинов, сывороток и вакцин для лечения различных инфекций. Следующим шагом в биологической терапии стало введение инсулина в 1922 году Фредериком Бантингом и Чарльзом Бестом. Затем, в 1975 году, Жорж Келер и Сезар Мильштейн получили первое мышиное моноклональное антитело. Это заложило основу для развития обширных исследований антител. В результате в 1997 году в терапии появились первые антитела, а именно ритуксимаб.В настоящее время биологическая терапия внедряется, когда традиционное лечение неэффективно или не может быть назначено.

Применение биологических препаратов при лечении ревматоидного артрита

Одним из состояний, при которых биологическая терапия играет ключевую роль, является ревматоидный артрит (РА). Это хроническое системное заболевание, приводящее к разрушению суставов и инвалидности. В его терапии биологические препараты обладают высокой эффективностью благодаря своей высокой активности.Эффективность антител при терапии РА была впервые отмечена при лечении инфликсимабом, антителом против фактора некроза опухоли α (TNF-α). Наблюдения подтверждаются результатами рандомизированных двойных слепых исследований, сравнивающих инфликсимаб и плацебо. В настоящее время в лечении РА используется около 10 биологических препаратов. Их действие направлено против провоспалительных цитокинов TNF-α, IL-1 и IL-6 (интерлейкины 1 и 6).Ингибиторы TNF-α были первыми препаратами, введенными для лечения РА, 1 в настоящее время используются пять. Эти препараты можно разделить на два поколения — к первому относятся этанерцепт, инфликсимаб и адалимумаб, ко второму — цертолизумаб и голимумаб.

Терапия при РА

Терапевтическая эффективность биологических препаратов оценивается как сравнимая с метотрексатом. Очень благоприятные результаты можно получить при использовании моноклональных антител в сочетании с метотрексатом.

I нфликсимаб представляет собой антитело семейства IgG1, в котором антигенсвязывающая часть мышиного происхождения связана с частью человеческого антитела. Инфликсимаб эффективно ингибирует свободный и связанный TNF-α. Наблюдаются значительные межпациентные различия, связанные с фармакокинетикой препарата. Некоторым пациентам требуется увеличение дозы или сокращение интервалов между приемами препарата. 2

E tanercept представляет собой слитый белок со структурой рецептора TNF-α.Он имеет два димера, каждый из которых содержит лиганд, соединяющий рецептор TNF-α, связанный с Fc-частью иммуноглобулина IgG1. Эти белки предотвращают связывание TNF-α и TNF-β со своими рецепторами. Этанерцепт вводят подкожно 1 раз в неделю.

A далимумаб представляет собой рекомбинантное антитело IgG1 человека, которое с высокой аффинностью связывается с TNF-α. Его вводят подкожно каждые две недели.

C Эртолизумаб представляет собой рекомбинантный гуманизированный Fab-фрагмент антитела против TNF-α.Домен Fab суспендирован в полиэтиленгликоле для увеличения продолжительности действия препарата до двух недель. Цертолизумаб связывается как со свободной растворимой формой TNF-α, так и с плазматической мембраной и нейтрализует их. Его вводят путем инъекции под кожу.

G олимумаб представляет собой человеческое моноклональное антитело IgG1 против TNF-α, продуцируемое трансгенными мышами. Он нейтрализует свободную и связанную с мембраной форму TNF-α.Он вводится подкожно и имеет длительный период полувыведения.

ИЛ-6 представляет собой цитокин, играющий ключевую роль в патогенезе РА в дополнение к ФНО-α и ИЛ-1β. Интенсифицирует воспалительные процессы за счет экспансии и активации Т-лимфоцитов, дифференцировки В-лимфоцитов и индукции белков острой фазы гепатоцитами. Передача сигнала гепатоцитами происходит посредством стимуляции мембранного рецептора ИЛ-6. Моноклональное антитело против ИЛ-6 представляет собой тоцилизумаб - рекомбинантное гуманизированное моноклональное антитело IgG1, которое блокирует рецептор ИЛ-6, тем самым предотвращая его активацию ИЛ-6. 3

Другим биологическим препаратом, используемым для лечения РА, является антитело, ингибирующее активность лимфоцитов В. Ритуксимаб представляет собой химерное моноклональное антитело, полученное с помощью генной инженерии. Функция В-лимфоцитов ингибируется связыванием антителом клеточного маркера CD . Механизм, приводящий к улучшению РА, сложен. В-лимфоциты играют роль антигенпрезентирующих клеток, обеспечивая костимулирующие сигналы через CD-рецепторы 4 Т-лимфоциты.Синовиальные В-лимфоциты также являются источником провоспалительных цитокинов и хемокинов. Более того, показано, что синовиальные В-лимфоциты продуцируют ревматоидный фактор, который способствует более агрессивным изменениям суставов. Ритуксимаб особенно эффективен у пациентов с высоким уровнем ревматоидного фактора. Его снижение на фоне терапии ритуксимабом может быть хорошим прогностическим фактором. 4

CD 4 Т-клетки играют хорошо документированную роль в патогенезе РА.Абатацепт представляет собой еще один слитый белок, состоящий из иммуноглобулина, связанного с внеклеточным доменом антигена CD 4 . Цитотоксический лимфоцитарный антиген 4 представляет собой молекулу, которая с высокой аффинностью связывается с лигандом CD 80 / CD 86 на антигенпрезентирующих клетках. Блокируя эту связь, Абатацепт ингибирует сигналы, необходимые для активации Т-лимфоцитов, в результате чего снижается синтез цитокинов и угнетается пролиферация Т-лимфоцитов.

Еще одно биологическое лекарство – анакинра.Это регуляторный белок, предназначенный для ингибирования рецептора интерлейкина 1.

.

Центр биологической терапии | Национальный институт гериатрии, ревматологии и реабилитации

Руководитель: М.Д. Анна Фелис-Гимза

Сестра отделения: Дорота Щипек

Врачи:

  • лекарство врач Марта Марецка-Куздуб
  • препарат. врач Сандра Станьчик
  • препарат. врач Малгожата Стасек
  • препарат. врач Марта Высмолек- Солтысик

Медсестры: Ядвига Симонюк, Малгожата Вежбицкая

Группа регистрации: Мирослава Рыбак, Мариола Гонсёровска

Основные задачи и виды деятельности:

  • оказание медицинской помощи больным, подлежащим биологическому лечению по:
    1.Лекарственные программы NFZ
    2. Нестандартная терапия, одобренная Координационной группой по биологическому лечению ревматических заболеваний
  • раздача биологических препаратов квалифицированным пациентам
  • ведение медицинских карт пациентов и документации по утилизации биологических препаратов в соответствии с действующими правилами
  • в составе ОТБ вводят биопрепараты в подкожной форме, внутривенной форме и современные синтетические препараты в пероральной форме
  • Посещение больного, принимающего препарат подкожно и перорально, осуществляется в амбулаторных условиях
  • посещение больного, получающего внутривенное введение препарата, осуществляется в режиме 1-дневной госпитализации
  • 90 017 пациентов, пролеченных подкожно, проходят лабораторные исследования в процедурном кабинете поликлиники НИГРиР.
  • У пациентов, получающих внутривенное введение наркотиков, проводятся лабораторные анализы в инфузионном кабинете ОТБ
  • .
  • другие внутривенные биологические препараты, т.е. ритуксимаб и препараты, не включенные в лекарственную программу NHF, вводятся в клиниках, где также проводятся лабораторные анализы
  • Научная деятельность

Контакт:
офис секретаря: Мирослава Рыбак, Мариола Гонсёровска
телефон: +48 (22) 670 93 09
e-mail: центр[email protected]

.

Как улучшить доступ к биологической очистке в Польше?

Биологические препараты произвели революцию в медицине, потому что они доказали свою эффективность против болезней, при которых используемые до сих пор фармацевтические препараты не работали. В Польше доступ к этим методам лечения все еще намного хуже, чем в других странах ЕС. Однако благодаря конкуренции на рынке цены на эти препараты падают, что создает возможность увеличить количество пролеченных пациентов.

В Польше биологические препараты используются в большинстве случаев только в больницах под т.н.лекарственные программы, для участия в которых пациент должен быть госпитализирован после соответствия определенным критериям. Во многих странах пациенты уже могут покупать эти препараты в аптеке и принимать их дома.

Микроорганизмы производят лекарства по контракту

Биологические препараты производятся живыми организмами. Человек научился задействовать микроорганизмы для производства лекарств, и так были созданы инсулин, гормон роста и моноклональные антитела, благодаря которым большое количество людей, страдающих ревматическими заболеваниями, не стали инвалидами, многие больные кишечными заболеваниями вернулись к нормальной жизни , а у больных тяжелым псориазом имелись свои изменения на коже.Биопрепараты продлили жизнь больных раком, превратив некоторые из этих заболеваний в хронические. При производстве моноклональных антител ученые использовали естественную способность нашего организма создавать антитела, уничтожающие виновников болезни. Этот механизм был реконструирован в лабораторных условиях, заставляя живые клетки вырабатывать специально разработанные антитела, точно нацеленные на их мишень, например на раковую клетку.

Поляки имеют более низкий доступ к биологической очистке

Несмотря на растущую доступность биологической терапии в Польше, она по-прежнему используется гораздо меньшим количеством пациентов, чем в других странах ЕС.Мы единственная страна в Европе, где эффективное биологическое лечение прерывается по истечении установленного срока в лекарственной программе и возобновляется только после рецидива. Это драма для многих пациентов, которая также оборачивается более высокими затратами, поскольку эффективность препаратов после их повторного введения иногда ниже и приводит к смене терапии на более дорогую. Согласно отчету «Доступ к биологическому лечению в Польше», выпущенному Институтом современного здравоохранения в 2019 году, биологическое лечение в нашей стране используется только от 3 до 5% ревматологических больных, в то время как в Западной Европе.20%. Только 9,5% пациентов с болезнью Крона проходят биологическую терапию, а во Франции — более 30%. Только 0,5% польских больных псориазом имеют доступ к биологическим препаратам, в других странах ЕС около 20%. «Число пациентов с бляшечным псориазом в Польше составляет около 800 000 человек, число тех, кому может помочь эта терапия, составляет около 160 000, а 1394 проходят лечение», — говорит Гжегож Рыхвальски, вице-президент Польских национальных производителей лекарственных средств. «Это правда, что количество пациентов, имеющих доступ к биологическому лечению, увеличивается годами, но процент пациентов, прошедших биологическую терапию, в Польше все еще далек от среднего европейского уровня», — подчеркивает он.

Биопрепараты не только в больницах

Во время Экономического форума в Карпаче омбудсмен по правам пациентов Бартломей Хмеловец заявил, что пациенты ожидают доступа к биологическим препаратам в аптеках, даже если за них придется доплачивать. Гжегож Рыхвальски добавил, что это также снизит нагрузку на больницы, которые должны погасить большую часть задолженности из-за пандемии.

«О передаче всех биологических препаратов в аптеки речь не идет.В основном речь идет о тех, которые находятся на рынке более 20 лет и врачи и пациенты имеют многолетний опыт их использования. В прошлом инсулин также вводил медицинский работник, и сегодня никто не может представить себе лечение диабета без инсулина в аптеках», — подчеркивает Гжегож Рыхвальски.

В большинстве стран ЕС биологические препараты уже доступны в аптеке по рецепту, в виде подкожных инъекций их можно приобрести в аптеке, в т.ч. в Австрии, Бельгии, Болгарии, Хорватии, Чехии, Эстонии, Финляндии, Германии, Ирландии, Словении, Швеции, Латвии, Литве и Словакии.

Источник информации: ПЗППФ

.

Смотрите также

НАС УЖЕ 77 321

Подпишись на обновления сайта! Получай статьи на почту: