3D сады


Раздавила улитку


Чувствует ли улитка боль: почему наше восприятие других живых существ так ограничено

На этой неделе в Москве вручили премию «Просветитель»- 2021 за лучшие научно-популярные книги на русском языке. Премию в номинации «Естественные и точные науки» получил Николай Кукушкин, автор книги «Хлопок одной ладонью. Как неживая природа породила человеческий разум». С разрешения издательства «Альпина нон-фикшн» Forbes Life публикует из нее главу о мышлении, сознании и мозге

Закончили чтение тут

Я использую в своей научной работе моллюсков, и на этот вопрос мне приходится отвечать регулярно. Как и любые эксперименты на животных, особенно касающиеся их мозга, опыты над морским зайцем Aplysia californica — дело порой брутальное. Аплизия — брюхоногий моллюск, вырастающий за год из небольшой улитки в толстого слизня размером с котенка. Конечно, мы усыпляем своих аплизий раствором магниевой соли перед тем, как проводить над ними какиелибо эксперименты, но человеку в принципе сложно смотреть на вскрытие животного за пределами собственной тарелки и не видеть, что кромсают его самого.

Что на самом деле хочет понять человек, когда спрашивает, больно ли улитке? Ему хочется знать, что бы он чувствовал, если бы сам в этот момент был улиткой. Он представляет себя проснувшимся в теле этого животного, как герой повести «Превращение» Франца Кафки, в полном сознании,но без дара речи. Он пытается увидеть в движениях улитки крик о помощи. Ему чудится страшный экспериментатор со шприцем и ножницами, злорадно хохочущий над его несчастным склизким телом.

Человеческая боль — это сложное субъективное ощущение, и интересует нас не то, как улитка физически реагирует на боль, а то, что она при этом испытывает внутри.

Нет никаких сомнений, что улитка не испытывает ощущений подобных нашим. Она не может пытаться издать крик о помощи, потому что у нее нет голосовых связок, лингвистических центров в мозге и представления о том, что такое помощь. Она не может пугаться экспериментатора, потому что она его не видит, не слышит и не ощущает иначе как в форме набора осязательных стимулов. Ее глаза — два мелких пятнышка, способные максимум отличать свет от темноты. Она не в курсе, как выглядит человеческий мир. Она не понимает, где находится, в привычных человеку пространственных или временных категориях. Наше понятие боли к ней неприменимо, как неприменимо понятие оперативной памяти к утюгу.

Но что-то же улитка испытывает? Она реагирует на то, что с ней делают, именно так, как будто ей больно. Убегает, если ее ткнуть, извивается, если ее держать в руке, выпускает облако фиолетовой слизи, если ее долго дергать или вытащить из воды. Значит, все эти опасные стимулы так или иначе в нее проникают. Что бы я чувствовал, если бы ощущал все эти стимулы?

Фундаментальное ограничение восприятия человеком любых других существ состоит в том, что мы стремимся с помощью наблюдений понять о них то, что наблюдению недоступно. Мы можем судить о других только потому, что они делают. Но интересуют нас не закономерности движения («если столкнуть Серегу в канаву, он издаст громкий звук»), а скрытый от нас мыслительный процесс («если столкнуть Серегу в канаву, он сильно разозлится»). Мы не можем наблюдать внутреннее состояние других людей, зато можем наблюдать внутреннее состояние себя. Поэтому мы представляем, что будет, если в канаве окажется не Серега, а мы сами, и какие при этом мы будем издавать звуки. Проделав такую мысленную операцию, мы осознаем, что Серегу, наверное, не надо толкать в канаву.

О старении, феминитивах и джедаях: лучшие новые книги от российских ученых 

Но как быть, когда другое живое существо — не Серега, по всем статьям похожий на меня и, вероятно, размышляющий сходным образом, а морской заяц?

Интуитивно человеку кажется, что тело — оболочка, внутри которой сидит независимое от нее сознательное существо. Мы смотрим из своих глаз, как из перископа, слушаем своими ушами, как микрофонами, наблюдаем за сигналами собственных нервных клеток, как будто сидим в театре и смотрим на сцену. Представляя себя Серегой, человек представляет свою личность в его теле. Точно так же, представляя себя улиткой, человек представляет, что сознательное существо из его мозга переехало в новую оболочку и смотрит другой спектакль — но при этом остается самим собой. Испытывает те же ощущения, думает те же мысли, только ничего не может по этому поводу сказать или сделать. Разумеется, от этого человеку становится страшно.

Но если тело улитки — оболочка, в которую принципиально можно установить человеческое сознание, то почему тогда нас не нервирует убийство бактерий? Те, как и улитки, реагируют на то, что с ними делают: избегают опасных веществ и температур, двигаются в сторону света или, наоборот, от него прячутся и так далее. Но если убегающая от укола улитка наводит нас на мысль о том, что она испытывает боль, то убегание бактерии от кислоты мы объясняем просто особенностями ее строения. На каком именно основании мы решаем, у кого есть взгляд изнутри, а у кого нет?

Раньше люди этот гордиев узел рубили с плеча: человек имеет душу, потому что он подобие Бога, а все остальные живые существа — просто механические устройства. Но мне сложно представить современного здравомыслящего человека, который может посмотреть на шимпанзе или даже собаку и решить, что это роботы, которые не испытывают хотя бы отчасти тех же самых ощущений, эмоций и мотиваций, что и мы. В масштабах всего живого мира эти млекопитающие по своему внутреннему строению от нас почти неотличимы. Нет никаких причин полагать, что они не могут бояться или радоваться, страдать или веселиться, что им не может быть больно или приятно, и что эти чувства они испытывают как-то принципиально иначе, чем человек.

Но где именно пролегает эволюционная граница, на которой механические реакции становятся субъективными ощущениями? Каких животных мы можем понять с помощью своего мышления, а какие нашему воображению принципиально недоступны? У кого из животных есть «первое лицо», точка зрения, понятная сидящему у нас в голове человеку?

Когда студенты спрашивают, больно ли улитке, которую я на лекции тыкаю в жабры, я обычно отвечаю, что нет, потому что иначе она бы выпустила свои фиолетовые чернила. Но это просто отговорка. На самом деле, чтобы понять, больно ли улитке, нужно представлять, откуда берется сознание и в чем оно состоит — а это, возможно, самый неоднозначный вопрос, который вообще стоит перед человечеством.

Исторически считалось, что сознание, оно же субъективность, оно же душа, есть особая материя, независимая от материального тела. Такая философская позиция называется «дуализм», то есть двойственность: есть материальное, а есть сознательное. Главной фигурой в истории дуализма считается Рене Декарт с его знаменитым утверждением: «Мыслю, следовательно, существую». Вышеупомянутую метафору «сцены», на которой сознание наблюдает происходящий в мозге «спектакль», придумал неистовый критик дуализма Дэниел Деннет и назвал именно в честь Декарта «картезианским театром» (Картезий — латинизированное имя Декарта).

Типичный аргумент против дуализма довольно простой. Если сознание независимо от материи, то как оно может на эту материю влиять, заставляя нас что-то делать? Если оно все же влияет на материю, то не означает ли это, что на материю при этом должны действовать материальные силы? А если на материю со стороны сознания действует материальная сила, то разве не делает это материальным и само сознание? Если же сознание никак не влияет на тело, то зачем оно вообще нужно? Если нет влияния, то сознание никак не отражается на работе мозга, никак не меняет хода мыслей, не влияет на память, эмоции, мотивации и движения — ведь сегодня мы хорошо понимаем, что все эти вещи имеют материальную природу. Если сознание ни на чем не отражается, говорят дуалистам их оппоненты, то как вообще оно могло возникнуть в процессе эволюции?

Противоположность дуализму — физикализм, заявляющий, что никакой двойственности нет. Все материально и все состоит из физических объектов, которые двигаются и взаимодействуют друг с другом физическими силами по физическим законам. Сознание, по мнению типичного физикалиста, — это особый, конкретный, физический признак мозга, верховный главнокомандующий, который у разных животных может там быть или не быть, и благодаря которому мозг этого животного может контролировать сам себя. Главная проблема физикализма — это объяснить, как из движения материальных объектов в мозге возникает субъективное ощущение этого мозга. Многие философы считают эту проблему принципиально неразрешимой и называют ее «трудной проблемой сознания».

«Пропагандисты мракобесия тоже не спят»: популяризатор науки Александр Соколов — о будущем человека и научном юморе 

Я придерживаюсь точки зрения, пограничной между дуализмом и физикализмом, которая ближе всего к философской школе эпифеноменализма (по части изобретения »-измов» философам нет равных). Эпифеноменалисты считают, что сознание — это не отдельно существующее свойство живого, а побочный продукт какого-то другого свойства. Сама работа мозга в определенных обстоятельствах порождает сознание, которое ни для чего конкретного не нужно, а просто есть. Эпифеноменалистов обычно относят к дуалистам, потому что для них сознание и мозг — это разные вещи, и в этом я с ними согласен. Но, на мой взгляд, «дуализм» должен заключаться не в разделении материи и сознания, а в разделении материи и информации*. Это же касается и всей биологии.

Кусок ДНК и нуклеотиды, из которых он состоит, — это материя. Ген, записанный в этом куске, — это информация. На мой взгляд, это то же самое, что дуализм мозга и сознания. Но разве скажет кто-нибудь, что ген не влияет на ДНК? Только благодаря конкретной последовательности нуклеотидов ДНК может исполнять свою функцию, производить белки, копироваться, распределяться между клетками. Только благодаря своей конфигурации материя приобретает осмысленное направление движения. С точки зрения истории жизни на земле конфигурация первична, а материальная форма вторична — ведь до появления ДНК гены жили в другом носителе, РНК, но точно так же заставляли этот носитель двигаться и размножаться. Информация определяет функцию.

Точно так же и мозг приобретает осмысленность и направление движения за счет своей конфигурации. Причем если конфигурация ДНК — это просто буква за буквой, то конфигурация мозга — это почти бесконечное пространство возможностей. Как мы увидим, на эту конфигурацию влияет каждое событие, происходящее с мозгом за время его существования. Конфигурация мозга, с моей точки зрения, и есть сознание в самом общем смысле, и при желании это понятие можно применять к кому угодно. Вопрос в том, что в силу различий в строении мозга, а значит, и в его конфигурации, у разных животных сознание очевидно ощущает себя по-разному. Это и требует объяснения. Объяснять нужно не что такое сознание, откуда оно взялось и где оно живет (оно живет везде и нигде конкретно), а почему именно наша конфигурация мозга ощущает себя так, как она ощущает, и что вообще значит, что некая система «ощущает себя».

Я согласен с дуалистами в том, что сознание, то есть конфигурацию мозга, можно рассматривать отдельно от самого мозга. Теоретически его можно даже перенести в другой носитель, если только создать искусственный мозг адекватной сложности. Я согласен с физикалистами в том, что, помимо материи, в мозге нет никаких «особых субстанций», как нет никаких особых «генных» субстанций, витающих между нуклеотидами ДНК. С эпифеноменалистами я согласен в том, что решения мозга достигаются физическими способами, а наши субъективные ощущения естественным образом «вырастают» из этих решений.

Но и «картезианский театр» дуалистов, и «трудная проблема сознания» физикалистов мне кажутся надуманными, а в эпифеноменализме мне не нравится полное отрицание какой-либо роли сознания в материальном мире. По-моему, если воспринимать мозг как материю, движимую информацией сквозь время, то меняется само понятие сознания и все вопросы отпадают. Взаимодействуя с окружающим миром, мозг постоянно усваивает информацию, то есть меняет свою конфигурацию. Эта информация не есть сама материя мозга, но неразрывно с ней связана. Вся совокупность этой информации определяет то, что мозг делает в дальнейшем. Наша субъективность тоже продукт этой информации. Как информация в ДНК — это то, что, строго говоря, живет и эволюционирует, так и информация в мозге — это то, что думает и осознает.

Победители премии «Просветитель» — 2021

7 фото

И увидел Бог, что это хорошо: vah — LiveJournal

?

vera aramovna hochubey (vah) wrote,

vera aramovna hochubey
vah

Categories:
  • Религия
  • Животные
  • Cancel
  • Mood: optimistic
Вчера поздно вечером еду на такси из скорой. Дело ерунда, велели самой к ним приехать. Возвращаюсь, за рулем такой молодой человек славный. И вдруг притормозил и так ласково говорит: "Ёжик". И я увидела в свете горящих фар смешного зверька, перебегающего дорогу. Как хорошо, что не задавили его. На этой дороге частенько бывают сбитые машинами ежики. Жалко так их. И жаб очень жалко, которых давят. А этот водитель вот не сбил ежика. Сочувствует всему живому. И мне немного сочувствовал, видимо. Даже под кирпич проехал, чтобы было удобнее идти до двери. Мне вспомнился Юшка, блаженный из рассказа Платонова. Он всматривался в лица погибших бабочек и жуков и чувствовал себя без них осиротевшим. Так и сказано "в лица". Что бы чувствовал Юшка, если бы видел всех раздавленных жаб и ежиков, которые попадаются мне во время прогулки? Да я и сама сколько по недосмотру всяких улиток, например, раздавила. Идешь, бывает, особенно в темноте, а под ногой что-то "крак". Понимаю - улитка. Была. Небось, и крошечных жабиков много раздавила. Они после дождя так и высыпают на дорогу. Хоть не ходи. А теперь вот еще и клещ на моей совести. Ведь я ехала из скорой с убитым нашатырем клещом. Милая девушка положила его в пробирку и цинично спросила: "Зверя забирать будете?" А ведь если задуматься, то чем он виноват? О нем не пишут рассказов, не упоминают никогда рядом с бабочками и изумрудными жуками. Если его находят на себе, то не улыбаются и не всматриваются ему в лицо. А ведь его тоже природа сотворила. И зачем-то он нужен. Хотя бы для того чтобы обострить ощущение жизни и уж точно избавить от скуки в течение 10 дней. И испытать еще эту самую, как ее, судьбу!

Subscribe

  • (без темы)

    Случалось ли вам летом лечь спать днем в пасмурную дождливую погоду и, проснувшись на закате солнца, открыть глаза и в расширяющемся…

  • Кот

    Жора - это настоящий большой кот. Когда его берешь на руки, то ощущаешь: вот он, кот! Не слишком толстый, но довольно упитанный, он длинный, мощный,…

  • портрет

Photo

Hint http://pics.livejournal.com/igrick/pic/000r1edq

Спасение улиток, на которых наступили / Проблемы с улитками

Поделиться |

Проблемы

Время от времени у вас могут возникнуть проблемы с вашими улитками. Очень мало известно о том, что это за болезни, что их вызывает, и еще меньше известно о лечении. К сожалению, кажется, что все больше времени тратится на все более изощренные способы их убийства.

По этой причине следующая информация представляет собой смесь любых возможных и доступных исследований, теории и гипотезы, логического мышления и результатов различных дискуссий с большой группой владельцев улиток. По крайней мере, с помощью сообщества в целом эти проблемы можно задокументировать. Там, где это было возможно, я пытался ссылаться на примеры инцидентов.

Надеюсь, мы сможем найти эффективные решения для большинства этих проблем, но пока, боюсь, вам придется довольствоваться различными предложениями и обсуждениями.


  • Примечания по общему уходу
  • Спасение улиток, на которых наступили
  • Поведение
  • Чрезмерное выделение слизи
  • Бездействие
  • Не есть
  • Не есть кальций
  • Запечатанный
  • Раковины для натирания/поедания
  • Глубоко втянут
  • Внешний вид
  • Плохой рост скорлупы
  • Сломанная радула
  • Сломанная/расколотая оболочка
  • Расколотая/треснувшая скорлупа
  • Экструзия кишки
  • Обмякшее тело
  • Обрушение мантии
  • Мутация
  • Медленный рост
  • Опухшее тело
  • Опухший рот
  • Опухшие щупальца
  • Ранения
  • Вредители
  • Мухи
  • Личинки
  • Клещи
  • Форма
  • Черви
  • Другое
  • Разное
  • Удушье
  • Обезвоживание
  • Внутренние опухоли
  • Синегнойная инфекция
  • Внезапная множественная смерть

Без сомнения, если вы читаете эту страницу, вы либо случайно наступили на улитку, либо нашли улитку, которая была частично раздавлена ​​или треснута, но не убита. Улитки — очень устойчивые существа и могут оправиться от некоторых довольно серьезных поломок, но трудно сказать, кто выживет, а кто нет.

Если раковина имеет трещины, сколы или дырки, но общая целостность раковины удовлетворительная, улитка, вероятно, выздоровеет. Если панцирь раскололся на части, но все еще покрывает тело, он может даже пережить это. Незначительные повреждения тела также могут быть излечены.

Тем не менее, улиток, которые выглядят действительно искалеченными, например, тело сильно раздроблено или внутренние органы торчат из зияющих трещин в раковине и т. д., я усыпляю их, штампуя. Это звучит ужасно, но это намного лучше, чем часами высыхать и умирать от высыхания, и по моему опыту, улитки, которые были ужасно искалечены, не выживают.

Если вы оставляете их снаружи, найдите место, где они смогут спрятаться и не засохнут, так как они не являются легкой мишенью, тем более, что движение будет болезненным. Они будут прятаться и использовать свой запас кальция, а время покажет.

Если вы хотите сохранить раненых улиток, прочитайте подробное руководство по уходу, в котором объясняются их долгосрочные потребности. С другой стороны, если вы просто хотите сохранить улитку, пока она не выздоровеет, сделайте следующее:

Я обычно осторожно обрызгиваю улитку водой (теплой), чтобы правильно увидеть, какое повреждение произошло. Затем я удаляю все кусочки скорлупы, которые вырвались на свободу и торчат. Очень осторожно очистите улитку и поврежденные участки под очень слабой струей воды (теплой) или с помощью пульверизатора. Поместите улитку в жестяную ванну без земли, но с чем-нибудь, чтобы спрятаться, листьями, мхом и т. д. Проделайте несколько отверстий в крышке, но не так много, чтобы она не была влажной. Мы стремимся к тому, что в противном случае можно было бы считать чрезмерной влажностью, потому что мы не хотим, чтобы открытые части высыхали. Вы можете давать сухое молоко или каракатиц для дополнительного кальция, но они, вероятно, не будут прикасаться к нему в течение нескольких дней. Вы увидите бумажную форму покрытия, которая затвердеет и, надеюсь, начнет восстанавливаться. Вы можете кормить большинством фруктов и овощей, но не ждите, что они съедят их, пока не начнется ремонт. Вы можете отслеживать их прогресс по тому, сколько они едят. Когда улитка травмирована или плохо себя чувствует, она, как правило, не ест, поэтому, если она начинает есть все больше и больше, шансы на ее выздоровление очень высоки. Это метод, который я использую, а затем обычно через 7-14 дней, когда я счастлив, что они счастливы, я отпускаю их.

Умрут ли улитки, если на них наступить

Райан Финч

Предположим, вы гуляете поздней ночью в своем саду, и вдруг вы слышите хруст… Оказывается, вы наступили на улитку! Но что с этим происходит? Улитки умирают, когда на них наступаешь или нет?

Если наступить на улитку, в большинстве случаев она раздавится и погибнет. Если бы они только получили трещину в своей скорлупе, они могли бы выжить.

Раковина улитки представляет собой прочное твердое покрытие на ее теле; подобно нашим ногтям, он составляет огромную часть его тела. Улитки рождаются со своими раковинами. Их раковины сначала мягкие, а затем твердеют, когда улитка начинает расти.

Их панцири крепкие и долговечные, но это защита от естественных хищников. К сожалению, человеческий ботинок, падающий на них, не является чем-то, с чем они приспособлены бороться.

Хотя это не на 100% летально, шансы на выживание у улитки редки, и часто она раздавливается и мгновенно умирает. В битве между ногой человека и улиткой всегда побеждает ступня!

Что происходит с улиткой, если на нее наступить?

Некоторые животные в дикой природе обладают определенным защитным механизмом, защищающим их от опасности. У улиток также есть прочная внешность, которая защищает их от опасностей и суровой погоды.

Их прочный панцирь защищает их мягкие и хрупкие тела. Однако раковина улитки имеет ограничения и может разбиться, если на нее наступит крупное животное или человек. Раковина предназначена для защиты улиток от естественных хищников на следующем звене пищевой цепи… Не от людей!

Если бы вы гуляли во дворе и вдруг услышали хруст, как будто что-то твердое сломалось, то вы, вероятно, нашли бы останки слизистой садовой улитки.

Улитки часто умирают, когда на них наступают. Иногда, если их раковины треснуты, сколоты или есть только небольшое отверстие, но остальная часть раковины и улитки выглядят нормально, есть вероятность, что улитка выживет. К сожалению, нога нанесет больше вреда, чем это!

Улитка может выжить, если ее раковина разделена на две части, но часть ее все еще покрывает мягкое тело улитки.

Если раковина разбита или не покрывает тело, это убьет улитку, потому что улитки не могут выжить без раковины, так как она является частью их тела, и они очень от нее зависят.

Чувствуют ли улитки боль, когда на них наступают?

У улиток есть нервная система, а все, у кого есть нервная система, чувствуют физическую боль. Если вы наступите на улитку, разбивая при этом ее раковину, улитка почувствует физическую боль.

Однако страдания вызывают сомнения, и нет точного ответа, страдают они или нет, так как животные с простой нервной системой не могут обрабатывать эмоциональную информацию.

То, что улитка воспринимает как боль, не обязательно является той же болью, которую испытывают люди. Вместо этого улитка будет просто знать, что происходит что-то негативное.

Есть ли у улиток чувства?

У улиток нет чувств, которые могли бы распознать люди. Однако это не означает, что у них нет чувств. Они могут чувствовать боль, голод и страх.

Плачут ли улитки?

Нет, улитки не плачут, когда им причиняют вред или когда им грустно. Проще говоря, у них нет слезных протоков для производства слез.

Могут ли улитки выжить без раковины?

Раковина улитки — это больше, чем просто эстетика, которая придает улитке уникальный вид. Он также защищает улиток от многих хищников, которые едят улиток, и защищает их от суровых погодных условий.

Раковина является необходимой частью анатомии улитки. Это также не только для защиты, но и является неотъемлемой частью его жизни и благополучия.

Раковина улитки имеет множество применений, помимо защиты, она регулирует внутреннюю температуру улитки и хранит воду и минералы, необходимые улитке для питания.

При повреждении раковины улитка улитка слабеет и умирает. Без защиты улитка не может пережить хищников, экстремальную погоду и обезвоживание. Вот почему раковина улитки имеет первостепенное значение для ее выживания.

Могут ли улитки починить свою раковину?

Если повреждение раковины улитки минимальное, она сделает все возможное, чтобы исправить раковину и в конечном итоге восстановить и излечить ее.

Раковина улитки состоит из кальция. Улитки могут производить больше кальция, чтобы залатать мелкие трещины и отверстия. Если вся раковина раздавлена ​​– как это часто бывает, когда кто-то наступает на них – то нет никаких шансов исправить повреждения. оболочка обеспечивает защиту от элементов и обеспечивает достаточную влажность, чтобы избежать высыхания.

В конце концов, без раковины улитка высохнет и умрет (и нет, улитка не становится слизняком, когда теряет раковину).

Краткое описание 

У некоторых животных в дикой природе есть защитный покров, чтобы защитить себя от опасностей, таких как нападения хищников и непогода. Точно так же у улиток есть раковины, которые защищают их от высыхания, хищников и суровой погоды и поддерживают их благополучие.

Но могут ли они защитить себя от неуклюжих людей, или улитки умирают, когда на них наступают? Когда вы наступите на раковину улитки, какой бы прочной она ни была, в большинстве случаев она сломается, и улитка погибнет; иногда, если повреждение незначительное, улитка выживает.


Learn more

НАС УЖЕ 77 321

Подпишись на обновления сайта! Получай статьи на почту: